Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:










Людвиг Эдуардович Глезер
Ludwig Glaeser

01.03.1854 – 27.09.1908

педагог

действительный статский советник

учился в гимназии К.Мая в 1864 – 1871 гг.





Людвиг Эдуардович родился в С.-Петербурге 1 марта 1854 года в семье германского подданного, уроженца Гамбурга, штаб-лекаря, врача Морского Кадетского Корпуса (МКК), надворного советника Эдуарда Фёдоровича Глезера (Eduard Glaeser, 08(20).09.1812 – 07.11.1898) и его жены Каролины Елизаветы Эрнестины Шульц (Karoline Elis. Ernestine Schultz, 07.05.1825 – 09.04.1897), обвенчавшихся 28 августа 1847 года в Верро (Werro – ныне эстонский город Выру) [1]. Мальчик был крещён 18 марта 1854 г. в ев.-лютеранской церкви Св. Анны в С.-Петербурге. Восприемниками были записаны Людвиг Борнвассер и Луиза Борнвассер (ур. Шульц) [2].
На момент рождения Людвига семья проживала в здании Морского кадетского корпуса, о чём свидетельствует запись в Адресной книге северной столицы за тот же 1854 год: «ГЛЕЗЕР, ЭДУАРД, Штабъ-Лекарь, Врачъ Морскаго Кадетскаго Корпуса, Коллежскiй Ассессоръ, Вас. часть въ зданiи онаго Корпуса» [3]. Ныне в этом здании по набережной Лейтенанта Шмидта, 17 находится Морской Корпус Петра Великого, а перед зданием училища стоит памятник мореплавателю и адмиралу И.Ф. Крузенштерну.
В семье доктора, кроме Людвига, росли два его брата – старший Эдуард (20.10.1852 – 1918) и младший Теодор (15.11.1856 – ?), и две сестры – старшая Каролина-Оттилия (08.07.1851 – ?), зафиксированная в адресных книгах Санкт-Петербурга как Оттилия, и младшая Франциска (22.11.1859 – ?) [2].
Отец Людвига, Эдуард Фёдорович, был сыном купца Фридриха Христиана Глезера (Friedrich Christian Glaeser) и Софии Антонии Берндес (Sophie Аntonia Berndes). Первые годы он учился на родине в учебном заведении Гамбурга Johanneum, но с одиннадцатилетнего возраста, с 1823 года, продолжил учёбу в Рижской губернской гимназии. С 1831 по 1838 годы учился в Дерпте/Тарту на врача, после чего на протяжении целого года изучал преимущественно хирургию в Берлине и Гамбурге [4] (по данным Амбургера [1] в Вене), а 30 сентября 1839 года заступил на должность врача-ординатора морского госпиталя в Кронштадте (ныне 35-й Ордена Ленина Военно-Морской госпиталь им. Н.А. Семашко), где проработал до 1847 года. Параллельно в 1841 году, будучи приписанным к Кронштадту, являлся судовым врачом на императорских суднах, в 1844 – «Штабъ-Лекаремъ» ("Stabsarzt") в Медико-хирургической академии С.-Петербурга (в 1881 году она будет преобразована в Военно-Медицинскую Академию), а в 1845 году в качестве судового врача сопровождал императрицу Александру Фёдоровну на пароходе «Камчатка» до Генуи [4]. С этим судном под командованием капитана 1-го ранга Ивана Ивановича фон Шанца (Eberhard von Schantz; 01.11.1802, Бьёрнеборг – 22.12.1879, С.-Петербург [5]), автора известного афоризма «Военный корабль, подобно дамским часам, ещё никем и никогда не доводился до состояния совершенной исправности», связана одна из занимательных историй Дома Романовых:
«В одну из поездок в конце сороковых годов в Кронштадт государь император Николай Павлович посетил стоящий на рейде пароход "Камчатка". Это было одно из первых наших паровых судов. Пароходом командовал капитан 1-го ранга (впоследствии адмирал) Шанц. Государь осмотрел судно, и состоянием его был очень доволен.
Во время осмотра наступил полдень, то есть время, когда подаётся сигнал к обеду и питью водки, и командир судна обратился к государю с вопросом:
– Не соизволите ли, Ваше императорское Величество, разрешить рынду бить, склянки ворочать, к водке свистать, – полдень наступил?
– Делай что нужно! – отвечал Николай Павлович милостиво.
Дали команду, засвистал свисток, закипела передобеденная работа, на палубу вынесли пробу пищи, чарку водки и хлеб; государь отведал пищу; отломил кусочек хлеба и скушал, а часть ломтя бросил находившейся тут же капитанской собаке. Пес понюхал хлеб, но есть не стал.
– Вишь ты какая балованная! – рассмеялся Николай Павлович, потрепав собаку рукой по голове, – хлеба не ест!..
– Мой собак умный, Ваше императорское Величество, – отвечал на это капитан Шанц, желая похвалить собаку, – он чёрный хлеб не кушает.
Государь посмотрел на него, но ничего не сказал, повернулся и пошёл по трапу, дожёвывая хлеб» [6].
В 1847 году врач Эдуард Фёдорович Глезер создал семью и в этом же году был переведён из Кронштадта в С.-Петербург на должность врача в Морской Кадетский Корпус (МКК). Через двадцать лет, 23 июня 1867 года, Эдуард Фёдорович Глезер стал заведующим отделением в МКК и оставался на этом посту двадцать лет, выйдя в отставку в июне 1887 года в чине тайного советника. Таким образом, Эдуард Фёдорович установил своеобразный рекорд – прослужил в Морском Кадетском Корпусе практически 40 лет.
По данным «Балтийского Биографического Словаря» он с 1854 по 1867 годы служил «врачом в различных ведомствах Флота» (1854-67 Arzt an verschied. Ressorts d. Flotte) [4]. Следует отметить, что Эдуард Фёдорович Глезер также был со-основателем Всеобщего общества Санкт-петербургских врачей, зарегистрированного «19 февраля 1859 года» [7]. 25 июля 1875 г. Эдуард Фёдорович принес присягу на подданство России.
В 1864 году оба его сына – Людвиг и Эдуард – были отданы в третий класс гимназии Мая: младший Людвиг – десятилетним, а старший Эдуард – в возрасте двенадцати лет. По данным на 1867 год семья врача Эдуарда Фёдоровича Глезера, в то время надворного советника, проживала на 18-й линии Васильевского Острова, дом 15, кв. 1 [3]. Младший Теодор присоединился к старшим братьям в 1867 году – начал учёбу тоже в третьем классе.
Одновременно с братьями Глезер в школе К.Мая учились будущий известный статистик Дмитрий Петрович Семенов-Тян-Шанский (1854 – 1917), будущий библиотекарь АН Александр Александрович Петерс (1854 – 1918), будущий Егермейстер двора Е.И.В., член Государственного Совета Николай Аркадьевич Воеводский (1855 – ?); будущий коммерсант Артур Генри Васильевич Брандт (1855 – 1923); будущий член Государственного совета, министр внутренних дел Александр Александрович Макаров (1857 – 1919); будущий генерал от инфантерии, военный писатель, Николай Алексеевич Епанчин (1857 – 1941); будущий коммерсант Александр Карлович фон Бар (1856 – 1931); будущие востоковеды подполковник Павел Поликарпович Шимкевич (1856 – 1900) и Вильгельм Гансович Грубе (1855 –1908); будущий юрист Дмитрий Валентинович Корш (? – 1915); будущий переводчик, журналист, революционер Николай Сергеевич Тютчев (1856 – 1924) и другие.
Атмосферу, царившую в школе К.Мая, прекрасно передают воспоминания Д.П. Семенова, старшего сына известного географа и путешественника П.П. Семенова-Тян-Шанского [8]. Приведём здесь несколько отрывков из этих мемуаров:
«……. О преподавателе немецкого языка и латыни в средних классах Эмилии Отто несколько слов мною уже было сказано выше. Типичный немец из Пруссии, он являлся представителем порядка и дисциплины. Аккуратный и настойчивый, всегда серьёзный и ровный, никогда, кажется, не выходящий из себя, по крайней мере в столкновениях с учениками, он являлся одним из главных помощников Карла Ивановича.
В некоторых случаях он как бы его пополнял. Когда необходима была по отношению к ученикам некоторая суровость и твёрдость, в случаях, когда сердечность Карла Ивановича была бы неуместна, выступал и действовал Отто. Вообще, он был также образцовый педагог, умевший внушать к себе уважение и обладавший административными способностями, которые он потом блестяще проявил, организуя приходское немецкое училище св. Екатерины. Однако при всём уважении, которое он к себе внушал, и при всём умении справиться с воспитанниками мальчики иногда находили его не вполне беспристрастным, чего они никогда не могли сказать и не говорили про К. И. Мая. Зависело это от того, что при некоторой свойственной ему суровости и строгости он несколько мягче и любовнее относился к наиболее старательным и благонравным ученикам. Товарищам их это не нравилось, и таких учеников они называли его любимчиками, упрекая его между собой в некотором пристрастии.
Одним из таких любимчиков Отто считался мой товарищ, окончивший курс школы годом раньше меня, а именно в 1871-м году, Людвиг Глезер. В то время это был очень аккуратный и старательный, смирный мальчик, а потом юноша, первый ученик своего класса. В нём, впрочем, Отто, вероятно, видел способности и свойства будущего педагога, несколько сходные с его собственными. Впоследствии, вскоре по окончании курса на филологическом факультете С. Петербургского университета, Л. Глезер поступил преподавателем в училище св. Екатерины и там вслед за тем сделался инспектором и ближайшим помощником Отто, а через несколько лет после смерти его и директором.
… После «Недоросля» пошёл «Лагерь Валленштейна». Гамдорфу пришлось опять проявить свои способности комического актера. Он изображал капуцинского монаха, говорящего проповедь разнузданным солдатам Валленштейна (самая большая роль), и играл очень хорошо. Мой товарищ Петерс изображал маркитантку Густель, а мне досталась небольшая роль одного из солдат. Редкая для домашнего спектакля обстановка как по декорациям, так в особенности по костюмам; живописная картина древних Афин в розовых лучах заходящего солнца и эффект классических, совершенно точных, одеяний произвели сильное впечатление. Затем разнообразие мундиров и лат Валленштейновской армии на фоне широких полей Богемии с виднеющимися вдали шпилями и колокольнями города Пильзена способствовали усилению этого впечатления, и три юных декоратора наравне с преподавателями-режиссёрами подвергались многократным вызовам. Второй домашний спектакль удался как нельзя более. Вероятно, эта постановка латинской пьесы сблизила тогдашний шестой класс, с которым мне впоследствии пришлось учиться вместе во время нахождения моего в младшем отделении седьмого класса, с Уртелем, с которым они снялись на поднесённой К. И. фотографии. В классе этом, составившем выпуск 1871 года, были: Л. Глезер второй, будущий директор училища Св. Екатерины; М. Линген, ныне преподаватель того же училища; Д. Резанов, о котором я уже достаточно говорил; Ю. Редкин, сын профессора и ректора университета П. Г. Редкина, ныне член Суда; Вестфален, умерший вскоре по окончании курса в университете, и Гюбер.** Предшествовавший этому выпуск (во время представления присутствовали тогдашний попечитель округа И. Д. Делянов, П. Г. Редкин и много других высокопоставленных лиц, для которых были изготовлены книжки с латинским и русским текстом классической комедии. Латинская комедия началась прологом, в котором выступили две греческие богини, изображавшиеся одна уже упомянутым Дмитрием Резановым, а другая старшим Глезером*, впоследствии сделавшимся инженером и строителем Витебск-Жлобинской железной дороги. Оба юноши были очень эффектными и интересными богинями, в греческих прическах с диадемами, Резанов — белокурый, а Глезер — тёмноволосый.
… В школе дух товарищества поддерживался усиленно самим Карлом Ивановичем, а также и остальными преподавателями. Так, доносы на товарищей не поощрялись и не принимались никогда. Если нужно было узнать, кто что-нибудь напроказил, причём виновник проказы не был узнан, то иногда наказывался весь класс и освобождался он от наказания лишь тогда, когда по настоянию класса виновный сознается сам, указание же на виновного со стороны других не принималось вовсе в расчет и не избавляло всего класса от наказания.
… Так как отношения Карла Ивановича как к преподавателям, так и к ученикам по своей трогательной простоте напоминали отношения членов одной большой семьи между собою, то не мудрено, что у нас праздновались в этой большой семье и свои семейные праздники. Самым крупным из наших празд­ников был день рождения Карла Ивановича, приходившийся на 29 октября. В этот день обыкновенно утром все ученики собирались в школу немного ранее начала классов и гурьбой отправлялись во второй этаж, в квартиру своего лю­бимого директора с целью принесения ему поздравлений. При помощи учителя хорового пения, а такой предмет входил в число обязательных для всех, у кого был хоть какой-нибудь голос или слух, разучивалась особо какая-нибудь кан­тата или песнь, и она-то и пелась ему в виде грандиозной серенады. Сам Карл Иванович отвечал на наше приветствие речью, всегда живой и остроумной, всегда трогательной и подтверждавшей и укреплявшей ту связь, которая так тесно связывала его личную жизнь с жизнью основанной им и руководимой им школы. Однажды он сравнил свою жизнь со странствием, свои дни рождения со станциями, а приветствия своих учеников со вкусными закусками и бутер­бродами. Мы потом часто повторяли эту речь, представляя, как он её говорил. На поздравления являлись и многие из бывших воспитанников. Затем классы в этот день шли обыкновенным порядком, и лишь к завтраку ученики, вместо обыкновенного молока с чёрным и белым хлебом, получали шоколад и сладкое печенье.
Время учения в пятом, а также шестом и седьмом классах было наиболее интересное и наиболее полезное для моего общего развития. В это время складывались более близкие и сознательно дружеские отношения с товарищами; в это время, благодаря любимому нами преподавателю русской литературы Рогову, мы, кроме официального, так сказать, курса русской литературы по Стоюнину, прочли в классе в подлиннике и полностью все решительно сочинения Пушкина, Гоголя, Лермонтова и многие сочинения Тургенева, Гончарова, Достоевского, даже Писемского и других. В это время, благодаря талантливому изложению Штрунке, мы знакомились не только с хронологией истории и голыми фактами её, но и с самым смыслом событий, их взаимною связью, а также с историей человеческой мысли и культуры. В это же время, наконец, преподавая нам древние языки, Уртель знакомил нас с древним миром, перенося нас в его обстановку, знакомя с кругозором древних и с их внутренней жизнью и бытом. Было чем интересоваться, было о чём потолковать и с учителями и между собою, было на чём вырасти у учеников и некоторым идеальным стремлениям, и некоторому интересу ко всему высокому и прекрасному. Прибавьте к этому почти товарищеское отношение к нам самого К.И.Мая, те интересные сообщения из области естественных наук, которые нам делал он сам и некоторые другие преподаватели – как Вильямс и физик Филипенко, и станет понятно и ясно – почему это время осталось у меня, и вероятно, у многих моих товарищей, в воспоминаниях, как наилучшее время нашей школьной жизни, наиболее дорогое по своим воспоминаниям и оставившее наиболее глубокие следы в нашем умственном укладе и развитии. При этом в нашем товарищеском кругу держались наиболее высокие и искренние понятия о чести и порядочности, и большинство при значительном развитии умственном, расширенном кругозоре и знакомстве, по книгам, со всеми сторонами жизни сохранило всю свежесть юной неиспорченности и непорочности до окончания курса или выхода из школы».
После завершения полного курса гимназии в 1871 г. Людвиг получил аттестат следующего содержания [2]: «Людвиг Глезер, сын коллежского асессора Эдуарда Глезера, обучался в гимназии К.Мая с 9 сентября 1864 г. по 12 сентября 1871 г. и окончил курс, показав следующие успехи: Закон Божий лют. вероисповедания – имеет особое свидетельство от пастора; Русский язык – 3; русская словесность – 3; история древняя – 4; русская история – 3; география – 4; математика: арифметика – 3; алгебра – 3; геометрия – 4; тригонометрия – 4; физика – 3; мат. география – 3; лат. язык – 4; греч. язык – 4; немецкий язык – 4; французский язык – 3». Средний балл – 3.5.
После окончания гимназии Людвиг Эдуардович в том же 1881 году поступил на историко-филологический факультет в Императорский Санкт-Петербургский университет, учёбу в котором завершил со степенью кандидата в 1876 году [2], после чего на протяжении четырёх лет трудился домашним учителем – с 1875 по 1877 годы в России, а с 1877 по 1879 годы – в Йене и Лейпциге.
В 1879 году он вернулся в родной С.-Петербург и на четверть века связал свою судьбу с Училищем при евангелическо-лютеранской церкви святой Екатерины (Катариненшуле), сначала в статусе преподавателя, затем, с 1883 по 1895 годы – на должности инспектором Училища и, наконец, с 1 июля 1895 года по 1 августа 1904 года – «Директором училища при Евангелическо-Лютеранской церкви святой Екатерины» [1,9,10], проживая на Большом проспекте Васильевского Острова в доме 55.
Покинув должность директора 1 августа 1904 года в чине статского советника, он преподавал в Женском педагогическом институте. Проживал сначала на Спасской улице в доме 7, потом там же – в доме 12 и, наконец, на Галерной улице в доме 5.
1 января 1906 года ему был пожалован чин действительного статского советника [1].
Родители жили в последние годы своей жизни на Среднем проспекте в доме 34 (по данным на 1892 год), а позднее на 16-й линии в доме 11-13. Мама Каролина умерла 9 апреля 1897 года, отец – врач и отставной тайный советник Эдуард Глезер – через полтора года, 7 ноября 1898 года. Оба были похоронены в общей могиле на Смоленском лютеранском кладбище. Их могила с мраморным барельефом-портретом [11] пропала [12].
Людвиг Эдуардович Глезер умер в Ревеле/Таллине 27 сентября 1908 года, о чём извещалось в немецкой газете «Санкт-Петерсбургер Цайтунг» № 274 от 2 октября 1908 года [1].
Его сестра Оттилия Эдуардовна, имевшая при рождении имя Каролина-Оттилия, «дочь отставного тайного советника», проживавшая на Среднем пр. Васильевского Острова в доме 32, в 1906 году на 12 линии, дом 23-25, исчезла из «Адресных книг» в 1907 году.
Старший брат Эдуард Эдуардович стал инженером путей сообщения, дослужился до звания действительного статского советника и умер в 1918 году – о его судьбе рассказано на отдельной страничке Глезер Эдуард Эдуардович.
Младший брат Теодор окончил полный курс гимназии, поступил в Институт Гражданских инженеров, но после третьего курса покинул его и служил на скромной должности чиновника МПС, оставаясь по данным адресных книг «отставным титулярным советником» и называясь «Фёдором Эдуардовичем» – о его судьбе рассказано на отдельной страничке Глезер Теодор Эдуардович.

Источники:
1. Фонд проф. Э.Н. Амбургера:
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=66756 – Людвиг;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=66755 – отец Эдуард Фёдорович;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=66752 – старший брат Эдуард Эдуардович;
2. ЦГИА СПб ф. 14 оп. 3 д. 16906; ЦГИА СПб Ф.536. Оп.6. Д.4885; РГИА Ф.1343. Оп.19. Д.2029;
3. http://forum.vgd.ru/post/396/6264/p294487.htm
4. BBLd – Baltisches Biographisches Lexikon digital, http://www.bbl-digital.de/eintrag/Glaeser-Eduard-1812-1898/
5. https://ru.wikipedia.org/wiki/Шанц,_Иван_Иванович
6. "Занимательные истории из жизни Романовых". Автор-составитель Давтян А.О. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. – 304 с.: ил. ISBN 978-5-373-05105-7, стр. 231-232;
7. Т.А. Шрадер "НЕМЕЦКИЕ ВРАЧЕБНЫЕ ОБЩЕСТВА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ (ХIХ в.)" – http://www.kunstkamera.ru/files/lib/978-5-88431-208-1/978-5-88431-208-1_09.pdf
8. Н.В. Благово «Школа на Васильевском острове». Историческая хроника. Ч. 1. С-Пб. «Наука» 2005. С. 107 – 147;
9. "Весь Петербург на 1904 г.", стр. 160;
10. Magnus von Lingen "Denkschrift zu dem 50jährigen Bestehen der Kirchenschule der evangelisch-lutherischen St. Katharinen-Gemeinde". Pg. 1915. S. 126 – Магнус фон Линген "Памятная книга к 50-летию существования церковной школы (Катаринен-шуле) евангелическо-лютеранского прихода Св. Екатерины (Катаринен-кирхе)", Петроград, 1915 г., стр. 126;
11. В.И Саитов "Петербургский некрополь", том I, стр. 608;
12. Robert Leinonen / Erika Voigt "Deutsche in St. Petersburg. Ein Blick auf den Deutschen evangelisch-lutherischen Smolenski-Friedhof und in die europäische Kulturgeschichte", Verlag Nordostdeutsches Kulturwerk, Lüneburg 1998, Band I  ISBN 3-932267-04-4, Band II  ISBN 3-932267-14-1. (Роберт Лейнонен / Эрика Фогт "Немцы в Ст. Петербурге. Смоленское лютеранское кладбище в истории культуры". Издательство Nordostdeutsches Kulturwerk, Люнебург, 1998 г., том 2).


Информационную страницу подготовили И.Л. Лейнонен © (Лауша, Германия) и М.Т. Валиев © (С.-Петербург).
24.02.2017


Дополнительные материалы:


Фотолетопись:


11.08 День рождения выпускника нашей школы, профессора А.А.Кракау

21.08 День рождения выпускника нашей школы, действ. чл. АН Бел ССР М.А. Ельяшевича

25.08 День рождения выпускника нашей школы, академика архитектуры А.А. Бруни

01.09 День рождения бывшего ученика нашей школы, бригадного интенданта РККА, Александра Леонидовича Апухтина

20.09 День рождения бывшего ученика нашей школы, художника Ф.Ф.Беренштама

20.09 День рождения бывшего ученика нашей школы, контр-адмирала Иосифа Васильевича Коссовича


























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей