Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Новости        Музей        Гостевая книга        Контакты       

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856 - 1918     1918 - 1937     1937 - 1944     1944 - 2009    
Педагоги. Годы работы



Периоды:





26.10.2017
26-27 октября 2017 года  состоится Научная конференция «IV КРУЗЕНШТЕРНСКИЕ ЧТЕНИЯ». Наш доклад: ВАЛИЕВ Мурат Тимурович. "Загадка улицы Крузенштерна" будет прочитан 26 октября в 14.15 в  здании  ВМИ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» - (г. Санкт-Петербург, наб. лейтенанта Шмидта, д.17,  вход с 12 линии ВО, бывшее здание Морского кадетского корпуса, зал А.П.Боголюбова). Для посещения конференции необходимо до 20 октября подать заявку с указанием паспортных данных на маил адрес:  navallib_db@mil.ru    .  C программой конференции можно ознакомиться здесь.







Мария Васильевна Григорьева преподавательница физики
Незабываемый след в памяти нескольких поколений учеников школы оставила прекрасный педагог Мария Васильевна Григорьева. Ниже приводятся отрывки из нескольких воспоминаний бывших учеников школы.
Антонина Петровна Просандеева, носившая в школе фамилию Павлова, выпускница девятого класса 1935 г.: «…В моей памяти Мария Васильевна видится так, как будто я смотрела на неё вчера. Высокая, с прекрасной фигурой. Несколько широковатое, но очень милое лицо. Чёрные живые глаза. Добрая улыбка, видны ровные, белые-белые зубы, на щеках ямочки. Волосы очень тёмные, густые, вьющиеся. Причёска — прямой пробор, на затылке стянутые в большой узел волосы. В синем, хорошо сшитом халате с белым воротничком. Ей около сорока лет. Не замужем. Она рассказала нам о своём женихе — офицере, который погиб в годы Первой мировой войны. Она верна его памяти, всецело посвятив себя школе — нам… Мы познакомились с Марией Васильевной в восьмом классе, когда она нам начала преподавать математику и физику. На первом же занятии она ошеломила нас — когда закончился урок математики, мы спросили: «Какие примеры из перечисленных в конце пройденного раздела надо решить?». Обычно задавались два, три, иногда четыре примера. Всего их было дано 10 или 12. И вот она говорит: «Раз дано столько, все и решайте к следующему уроку». Мы зашумели, что это невозможно, ведь ещё есть и другие уроки! Она засмеялась: «Хорошо, я после уроков задержусь, и кому это задание затруднительно, приходите в мой класс. Будем решать вместе». Все пришли, как один. Она вызывала желающих, если таких не находилось, то приглашала кого-либо к доске. Если ученик затруднялся, как приступить к решению — подсказывала, кроме того, разрешала это сделать желающим. Все увлечённо обсуждали, советуясь друг с другом. И за час с небольшим мы, к всеобщему удовольствию, решили все примеры раздела. Так было несколько дней. Потом нам стало стыдно задерживать её на работе. Мы уже вошли во вкус, нам понравился подход к решениям задач и примеров. Кому это давалось легко, сами делали уроки дома. Те, кому было потруднее, собирались у меня по 6–8, а то и более человек. Мы так же решали коллективно, заставляя и ленивых шевелить мозгами… Когда у нас в программе появилась стереометрия, которая требовала пространственного представления о различных сечениях в объёме, Мария Васильевна принесла доску из пробковой корки, набор вязальных спиц и пластилин для соединения спиц при построении объёмов. Этот метод нам очень помог в институтах, где проходили начертательную геометрию, так как она тоже требовала пространственного воображения. Как математикой, так и физикой, с Марией Васильевной мы занимались с большим интересом, не боясь зачётов и опросов. Она вела себя очень деликатно, не обижая и слабых учеников. Всех называла по имени, не выделяя «любимчиков». Хотя иногда говорила Людочке Козловой: «До чего ж мне нравится твоя косынька!». У девочки была светло-русая коса ниже пояса, толщиной в руку. Мы её — Людочку — все любили за ласковый характер и какую-то душевную теплоту. Она в дальнейшем была детским врачом, вышла замуж за Володю Кольцова из нашего класса. Он был тоже врачом. Погиб в Великую Отечественную войну. Наша школа была девятилеткой, но с 1935 г. было введено десятилетнее обучение. Так как программы не были полностью отработаны, то в порядке исключения, без выдачи аттестатов, а только при наличии справки с отметками об окончании школы, можно было поступать в институт. Но по основным предметам — русскому языку, математике, физике, истории — надо было готовиться по программе десятого класса. Историю и русский язык мы готовили сами, а математику и физику (электротехнику) — не одолеть. Мария Васильевна без наших просьб предложила пройти курс. И она ежедневно с мая до августа занималась с нами по несколько часов в день. Все 15 человек, желавших поступить в вузы, как один, сдали на 4 и 5. Другие остались в школе на десятый класс. Мы обнимали, целовали, благодарили Марию Васильевну. Но никто не догадался ей поднести хотя бы букет цветов или коробку конфет. Деньги ей родители предлагали, но она отказалась категорически. Многие годы, став взрослыми, семейными, мы навещали её на 12 й линии в доме 33, где она жила с племянницей Наташей Григорьевой, ученицей нашего параллельного класса…»
Константин Яковлевич Журкович (1920–2007), представитель последнего выпуска средней школы № 17: «…Несомненно, к элитной группе педагогов относилась и учительница физики Мария Васильевна Григорьева. Для неё была характерна активная манера ведения уроков с постоянными вопросами к классу и отдельным ученикам. Всё это сопровождалось безобидными, но меткими репликами по поводу неудачно отвечающих (чаще девушек) и одобрением для попадающих в цель — «у Вити головка светлая». Однако хорошим ученикам спокойная жизнь гарантирована не была, и пятёрки ставились так же ограниченно, как у Ф. Л. Нечаева. Помнится, наш лауреат городских олимпиад Гриша Гинзбург «поплыл» на одном из уроков Марьи Васильевны и немедленно получил двойку без всяких натяжек и длинных разъяснений. Знания, полученные на уроках Марьи Васильевны, отличались прочностью. В последующие годы на кораблях и в лабораториях неоднократно приходилось участвовать в рабочих обсуждениях инженерных вопросов. После этого иногда интересовались, откуда врач так четко представляет, например, соотношение электрического сопротивления и проводимости. Отшучиваясь, я, тем не менее, знал, что эти знания почерпнуты из уроков Марьи Васильевны. Но кульминацией, конечно, являлся экзамен по физике в Первом ленинградском медицинском институте им. И. П. Павлова в 1940 г. Автору-студенту попалась задача из разделов физики. Помудрив, я обратился к школьному багажу и вышел на какое-то решение в виде длинной десятичной дроби. Экзаменатор доцент Романова, посмотрев на мои листки, сказала, что задача решена неверно. Затем сверилась по «кондуиту» с ответом и с удивлением обнаружила совпадение. Доцент стала решать задачу сама, но требуемый ответ не получался. После лёгкого замешательства последовало распоряжение изъять задачу из билетов. Дальнейший экзамен проходил уже с долей некоторого начального уважения к бывшему ученику Марьи Васильевны».
Информация нуждается в проверке и дополнениях. Просим откликнуться родственников и всех заинтересованных лиц.
С полной версией воспоминаний можно ознакомиться в книге Н.В. Благово «Школа на Васильевском острове», Ч. II., СПб, 2009. [1]
 

Информационную страничку подготовил М.Т. Валиев



Дополнительные материалы:


Фотолетопись:


09.10 День рождения выпускника нашей школы, чл. кор. АН Каз ССР Н.Л.Бубличенко

09.10 День рождения выпускника нашей школы, дейст. чл. АХ, Н.К.Рериха

22.10 День рождения выпускника нашей школы, действ. чл. АН Стокгольма, Р.Р.Фасмера

23.10 День рождения бывшего ученика нашей школы, поч. чл. АХ СССР, С.Н.Рериха

10.11 29 октября 1820 г. по старому стилю - День рождения основателя нашей школы Карла Ивановича Мая

12.11 День рождения исследователя Арктики, д.геогр.наук, почетного полярника, 


























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей
Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Музей        Гостевая книга        Контакты