Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





13.12.2017
На сайте выставлена обновленная биографическая страничка Бориса Алексеевича Муромцева, учившегося в реальном училище К.Мая в 1909-1915 гг. и преподававшего в нашей школе химию в 1920-х гг.





Николай Константинович Ядрышев

15.04.1869 — 1928

преподаватель русского языка

работал в школе К.Мая
в 1893 – 1918 (?) гг.




Педагогический коллектив школы в 1910-1911 гг. Николай Константинович Ядрышев сидит четвертым слева.
(фонд музея истории школы К.Мая)


Николай Константинович Ядрышев в 1887 г. окончил с серебряной медалью Олонецкую гимназию (по другим сведениям Гельсингфорскую гимназию), в 1891 г. С.-Петербургский Историко-филологический институт. После окончания института с 1 августа 1892 г. преподавал русский язык и словесность в Выборгской женской гимназии, с 15 августа 1893 г. — учитель приготовительного класса Петергофской прогимназии, с 18 сентября 1898 г. — сверхштатный преподаватель русского языка в СПб гимназии К. Мая, с 1 августа 1900 г. по 1918 (возможно и позднее) — преподаватель реального училища К. Мая.
Участвовал в подготовке к изданию «Словаря русского языка». После революции 1917 г. остался в Советской России, служил научным сотрудником Комиссии по составлению словаря русского языка Российской Академии Наук. 
Благодарные слова педагогу содержатся в воспоминаниях бывшего ученика школы Л.В.Успенского (1900 – 1978) [1]:
«Совсем другое дело пошло, когда Николай Константинович Ядрышев — один из наиболее близких и милых мне педагогов гимназии Мая, хотя там они, вообще говоря, были, что называется, за малыми исключениями, один к одному, — когда Н. К. Ядрышев, преподававший русский язык (владевший вполне свободно 14-ю европейскими языками; я про него еще расскажу), объявил собирание такого сборника в наших двух вторых классах. Сборник вышел; он был того же формата, именовался «Майский сборник № 2», 1912-го года.
… Удивительной фигурой остался в моей памяти и словесник Николай Константинович Ядрышев. Этот весьма примечательный филолог родился где-то в Карелии, в семье тамошнего сельского священника. Вполне естественно, что с раннего детства у него оказалось два родных языка — русский, на котором говорили родители, и карельский — язык его нянюшки, язык ребят, с которыми он играл на окружавших село моренах в «бараньих лбах».
Отец Николая Константиновича был, по-видимому, человеком широких горизонтов и дальнего прицела. Он отправил сына учиться в гимназию не в Петербург, а в Гельсингфорс. Мальчику было нетрудно овладеть финским языком, зная карело-финский. В гимназии финской столицы, помимо тех языков, которые были обязательны в школах Российской империи — русского, французского, немецкого, латинского, греческого, — учащиеся занимались еще финским и шведским языками.
Тот, кто знает немецкий и шведский языки, без всякого труда может при желании изучить норвежский и датский. Зная эти четыре языка да еще французский, грешно и странно не овладеть английским. Владение же французским языком и латынью открывает широкий путь к романским языкам — итальянскому, испанскому, португальскому.
Конечно, все эти возможности остаются теоретическими возможностями без способностей к языкам и без упорства и настойчивости. Николай Константинович обладал этими необходимыми для полиглота свойствами. Он почти свободно, почти в одинаковой степени владел (не считая русского) финским, шведским, норвежским, датским, английским, французским, латынью, итальянским, испанским, польским, чешским, болгарским языками. Почти что на моих глазах он изучил португальский язык — и при довольно курьезных обстоятельствах. Работая в библиотеке Горного института, он однажды принес домой какую-то испанскую книгу, какой-то современный роман — так, почитать. Но когда он эту книгу развернул, оказалось, что он допустил ошибку: книга оказалась не испанской, а португальской; только титульная страница могла быть прочитана и как испанская... Между тем заглавие и иллюстрации обещали интересное чтение. И Николай Константинович, поставленный перед выбором — либо отнести роман обратно в Горный, либо одолеть и португальский язык, предпочел второй путь и за какой-нибудь месяц, взяв в руки грамматику языка Камоэнса и Лопе де Вега, справился с ним...»

Источники:

1. Благово Н. В. Школа на Васильевском острове. Ч. 1. СПб., Наука, 2005;
2. СПб филиал архива РАН Ф. 4, Оп. 4, Д. 826;
3. М.В. Головинский,  Н.К. Ядрышев. История финского народа.  СПб. 1901 г. 


Информационную страничку подготовили М.Т. Валиев © (С.-Петербург) и И.Л. Лейнонен © (Лауша, Германия)
03.03.2017


Дополнительные материалы:


Фотолетопись:



























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей