Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





7.3.2021
На сайте размещена биография инженера Сергея Михайловича Бардинцева, учившегося в гимназии К.Мая в 1911-1914 гг.
6.3.2021
На сайте размещены биографические странички участников Великой Отечественной войны, учеников 6САШ: майора Петра Дорофеевича Петроченко, подполковника Алексея Михайловича Писарева, лейтенанта Владимира Александровича Поздина, мл.лейтенанта Алексея Дмитриевича Полушина, мл.лейтенанта Кима Николаевича Приезжева, майора Владимира Петровича Соловьёва, майора Геннадия Васильевича Торотенко, мл.лейтенанта Анатолия Александровича Унжакова, ст.лейтенанта Виктора Васильевича Фомина, инженер-полковника Виктора Николаевича Шаха, мл.лейтенанта Георгия Александровича Яблокова, инженер-полковника Льва Альбиновича Ясюкевича.
5.3.2021
На сайте размещены биографические странички участников Великой Отечественной войны, учеников 6САШ: полковника Павла Ивановича Давиденко, лейтенанта Алексея Петровича Новосёлова, подполковника Алексея Александровича Одинцова, капитана Владимира Семёновича Павловского, инженера-подполковника Анатолия Андреевича Паюсова, генерал-майора Владимира Александровича Перфильева, лейтенанта Владимира Николаевича Виолентова, мл.лейтенанта Николая Васильевича Мясникова, майора Владимира Александровича Низовских, майора Григория Яковлевича Патрахина
4.3.2021
На сайте размещены биографические странички участников Великой Отечественной войны учеников 6САШ: майора Владимира Давыдовича Абрамовича, майора Николая Григорьевича Антонченко, ст.лейтенанта Валентина Васильевича Баталова, подполковника Владимира Сергеевича Беспалова, капитана Эвальда Флавиевича Блица, ст.лейтенанта Леонида Яковлевича Блюменталя, Бориса Никифоровича Акимова, лейтенанта Леонида Яковлевича Булатовского, инженер-подполковника Модеста Апполинарьевича Верлыго, мл.лейтенанта Ивана Васильевича Войтенко, капитана Анатолия Павловича Воробьева.




Полиевктов Михаил Александрович


1872 – 21.12.1942

российский историк
автор трудов по истории внешней политики России, российско-грузинским отношениям
автор лучшего исторического жизнеописания императора Николая I

преподавал в школе К.Мая русский язык и историю
с 1895 по 1910 г.
фотография ЦГАКФФД СПб
Михаил Александрович Полиевктов, сын мирового судьи Калужской губернии, выпускник 1894 г. историко-филологического факультета Университета.

С 1895 г. Михаил Александрович преподавал в школе К.Мая русский язык и историю. Его уроки русской истории были просто превосходными, он умел так увлекательно рассказывать, так возбуждать воображение, что ученики почти явственно начинали ощущать себя современниками далёких событий [1].

Он также вёл большую научную работу, начатую под руководством академика В.А. Ламанского (1833–1914) ещё во время учёбы, вследствие чего в 1903 г. был принят в Университет на должность приват-доцента и начал читать лекции. В 1908 г. его утвердили в степени магистра русской истории. Впоследствие М.А. Полиевктов написал более ста научных работ, в том числе, по истории декабристского движения, биографии Николая I, методическим проблемам, им была основана популярная серия изданий «Гимназия на дому».

С осени 1910 г. статский советник М.А. Полиевктов перестал вести уроки в гимназии, целиком переключившись на работу в Университете. С 1917 года М.А. Полиевктов – профессор Петербургского университета, с 1920 года – преподаватель русской истории в Тбилисском университете.

В качестве подробной биографии М.А. Полиевктова приводим почти полную цитату отличной работы В.В.Тихонова [2]:

«Михаил Александрович Полиевктов (1872-1942) – представитель петербургской исторической школы, ученик С.Ф. Платонова и Г.В. Форстена, стоял у истоков российского кавказоведения. Первоначально сферой интересов историка была история международных отношений XVIII века. В ней он приобрел значительный авторитет, знакомя научную общественность не только с русскими архивными документами, но и регулярно работая в европейских архивах. Его концепции дипломатической истории XVIII в. прочно заняли место среди достижений российской исторической науки начала XХ века.

В 1911 году уже немолодой ученый женился на Русудане Николаевне Николадзе, дочери известного грузинского общественного деятеля Н.Я. Николадзе. Именно Русудана связала Полиевктова с грузинской культурой и общественной жизнью, а тесть подтолкнул к изучению истории русско-грузинских отношений. Н.Я. Николадзе предпринял попытку найти и опубликовать неизвестные документы русской дипломатической истории, касающиеся Грузии. Будучи непрофессиональным историком, он обратился за помощью к зятю, который специально для него провел изыскания в Петербургском государственном архиве Министерства иностранных дел. Поиски увенчались успехом, Полиевктов открыл значительный комплекс ранее неизвестных документов.

Тогда в сферу его интересов вошла тема восточной политики России: «…восточная политика России и англо-русские отношения…для меня формулируется все отчетливее и отчетливее…Русско-грузинские отношения, конечно, должны будут занять в этих исследованиях самое видное место». Так начались исследования Полиевктова как кавказоведа.

Надо отметить, что история Кавказа традиционно оказывалась на периферии научных исследований, оставаясь заслоненной историей России, Украины, Белоруссии, Литвы, Польши и т.д. В то же время силами местных специалистов существовавший пробел не возможно было заполнить из-за невысокого уровня подготовки местных историков. Окончательный поворот к кавказоведению в творчестве историка происходит в послереволюционное время.

Несмотря на активную научно-организационную работу в Петрограде, Полиевктов в 1920 г. перебирается в Грузию, в Тифлис. Причиной этому стала всё большая бытовая неустроенность в северной столице и неустойчивое положение «старой интеллигенции» в революционную эпоху. По воспоминаниям ученика Полиевктова, Н.С. Штакельберга, его переезд напоминал скорее бегство, когда он кружными путями через Киев добрался до Тифлиса. С этого времени заканчивается петербургский период его жизни и начинается тифлисский.

При переезде, конечно же, помогли родственные связи жены. В Тифлисе историк получил работу в Тифлисском университете, при этом, не потеряв связи с петербургскими и московскими коллегами.

В письме С.Б. Веселовскому Полиевктов писал: «Здешние историки-грузиноведы встретили меня с распростертыми объятиями». Значительный интерес вызвала тематика исследовательской работы ученого – история русско-кавказских отношений. Как писал историк в одном из писем: «Здесь ее [тему – В.Т.] приняли с большим интересом». До Полиевктова проблема истории русско-кавказских взаимоотношений поднималась в документальных публикациях С.А. Белокурова, А. Цагарели и М. Броссе. Но в них рассматривались только древнейшие периоды, в то время как Полиевктов сосредоточился на истории XVI-XVIIвв., когда отношения перешли на новый качественный уровень. Выбор темы оказался весьма удачен. В условиях того неспокойного времени это была одна из немногих возможностей ведения научной работы: «Помимо того, что в современных условиях и вообще особенно приходится ценить, когда удается выполнить хоть какую-нибудь научную работу, я особенно буду рад, если мой скромный труд действительно окажется небесполезным для грузинской исторической науки и я смогу тем самым хоть немного отблагодарить за тот прием, какой я неизменно встречал в течение 5 лет со стороны грузинского общества и, в частности, университета». Его тесть, Н.Я. Пайчидзе, видел в этой теме большую социально-политическую важность. В своем письме к историку он писал: «Я очень рад, что ты берешься за пересмотр и новое издание материалов для истории сношений России с Кавказом…Это предметы, требующие наибольшей популяризации, потому что из правильного изучения вековечности и естественности этих сношений может, наконец, выработается правильность взаимных отношений».

В дальнейшем в работах Полиевктова тема русско-кавказских отношений получила многоаспектную окраску: он рассматривал и вопросы внешней политики, и вопросы экономического сотрудничества, и культурные связи народов. Не остались вне поля зрения исследователя и проблемы научных взаимодействий. Влившись в грузинскую профессионально-историческую среду, Полиевктов принимал активное участие в работе «Грузинского общества истории и этнографии» и «Грузинского географического общества». Несмотря на хороший прием, жизнь историка в Тифлисе была полна трудностей. В 1924 г. закрыли Факультет общественных наук местного Политехнического техникума, где работал Полиевктов. Это существенно подорвало его финансовое благосостояние: «Мои академические дела (не считая работы) обстоят посредственно. За закрытием ФОНа в здешнем Политехникуме у меня остался только университет, что за всеми вычетами дает около 70 рублей. Кое-как на это можно было бы перебиться…Но еще долги, и потому приходится изворачиваться». Для подработки историк устроился в государственный архив Грузии, где проработал с 1924 по 1934 гг.

Тема материальной нужды еще неоднократно всплывет в письмах ученого. Тем не менее, материальные трудности не помешали закончить документальную публикацию, посвященную московским посольствам на Кавказ в середине XVII в. Для создания полной картины русско-кавказских отношений, где в центре внимания оказались взаимоотношения с Грузией, периода историк провел многочисленные архивные изыскания. Им впервые были введены в научный оборот архивные материалы Посольского приказа. Новые документы позволили полнее и по-новому взглянуть на проблему.

… Планомерная работа над научно-историческими изысканиями историка была прервана «эхом “Академического дела”». В 1929-30 гг. прошли аресты в Москве и Ленинграде по делу «Союза борьбы за освобождение русского народа», который, якобы, возглавлял академик С.Ф. Платонов. Среди арестованных было немало друзей и знакомых Полиевктова. Сам он, благодаря своей «удаленности» от основного места событий, не был арестован. Но насколько его положение было шатким, свидетельствует то, что в программной (можно даже сказать «погромной») брошюре Г. Зайделя и М. Цвибака, призванной идеологически обосновать гонения в исторической науке, Полиевктов был назван среди ближайших сотрудников Платонова.

Несмотря на то, что Полиевктов не был арестован, «Академическое дело» наложила заметный отпечаток и на его научное творчество. Особенно показательным в этом смысле является небольшая монография, освещавшая русские экономические и политические разведки в грузинских землях. Работа была посвящена рассмотрению основных тенденций и направлений изучения московскими путешественниками-разведчиками Кавказа, в ходе которого Грузия занимала центральное место: «Сношения с Грузией занимают очень видное место в общем цикле кавказских отношений Московского государства и постоянно переплетались с его отношениями с другими областями и странами Кавказа, а потому и разведочная работа Москвы на Кавказе обрисовывается по “грузинским делам” наиболее полно и отчетливо». В этой работе историк активно использовал риторику, свойственную работам школы Покровского. Так, интерес Московского государства к Кавказу он более жестко, чем раньше связал с деятельностью «торгового капитала», ключевой категории в исторической концепции М.Н. Покровского. «Феодальное государство в условиях развивающегося денежного хозяйства и торгового капитала, в поисках колониальных рынков и в связанных с этими поисками устремлениях к освоению новых отдаленных территорий или к непосредственному расширению своих границ, никогда не идет вслепую. Москва, феодальное государство, в котором к XVв. развивается уже денежное хозяйство и начинает зарождаться торговый капитал, в этом отношении не представляет какого-либо исключения».

Очевидно, что вкрапление широко распространенных концепционных идей современной ему советской исторической науки, свидетельствует о стремлении автора вписаться в общий поток. Также очевидно, что это было вызвано атмосферой неопределенности и страха, царившей в среде «историков старой школы» после «Академического дела». Несмотря на определенные уступки конъюнктуре, работа историка была написана на высоком научном уровне. В ней впервые анализировались взаимоотношения России и кавказских стран и народов с точки зрения тех первых впечатлений, которые приносились разведывательными посольствами. Интерес к Кавказу со стороны России автор снова связывал с завершением колонизационных и завоевательных процессов Поволжья. Более того, в руках Москвы оказывается весь волжский путь, традиционно используемый для торговли с восточными странами. В этой связи Кавказ приобретает особое значение как стратегическое военно-торговое продолжение этого пути.

В ходе анализа международной политической и экономической обстановки Полиевктов пришел к новаторскому выводу: «В московской внешней политике завязываются теперь два вопроса – балтийский и черноморско-кавказский (иначе – восточный), надолго определившие с этого времени почти все содержание этой политики». Концепция двух направлений внешней политики России теперь имеет общепризнанный статус в отечественной научно-исторической и ученой литературе. Важным дополнением к анализу экономических и политических разведок стал вывод о том, что они имели кроме важного утилитарного значения и научную значимость. Тем самым именно разведки стали основой, первым этапом формирования русского кавказоведения.

Подводя итоги изучения проблемы, Полиевктов писал: «Уже в XVIIв. Московское государство и московский торговый капитал тщательно подготовляли свое политическое и экономическое наступление на Кавказ, глубоко прощупывая все открывающиеся здесь и возможности, и трудности». Значительным вкладом в кавказоведение стал справочник «Европейские путешественники XIII-XVIII веков на Кавказе». В книге были собраны биобиблиографические статьи, посвященные всем на тот момент известным путешественникам, посетившим кавказские страны в средние века и новое время. В предисловии Полиевктов отмечал: «Надо учитывать еще и то, что всякое путешествие в чужие страны и сообщения о таком путешествии почти всегда, прямо или косвенно, есть определенный социально-политический заказ». Признавая это, автор-составитель рассматривал путешествия как составную часть политико-экономической экспансии великих держав на Кавказ. Активизацию внимания европейских государств к кавказскому региону историк связывал к развитием торговли в Европе начиная с XIIIв. «Дальнейшее накопление в Европе торгового капитала приводит к тому, что XIVи XVвв. европейская торговля принимает гораздо более широкий размах и устремляется на поиски далеких заморских рынков». Значительный интерес вызывал прикаспийский рынок шелка. Особое внимание кавказские страны привлекли к себе в XVIII-XIX вв., когда кавказская проблема тесно увязывалась с вопросом о будущем международным статусом Османской империи и Персии. Наиболее агрессивную позицию заняла Российская империя. По мнению исследователя, завоевание Закавказья рассматривалось русским царизмом как плацдарм для дальнейшего завоевания азиатских провинций Турции и Персии.

В указанных концепциях чувствуется определенное влияние установок советской историографии, выражающихся в выпячивании агрессивных устремлений Российской империи и ретушировании корыстной политики других европейских держав. Тем не менее, в общем и целом, нарисованная картина представляется адекватной историческим реалиям. Важное концептуальное значение имеет мысль Полиевктова о Кавказе как «некотором культурно-историческом целом». Данный подход позволяет выделить Кавказ как особую культурно-историческую область, тем самым, признав специфику ее исторического развития. Стоит также отметить, что данная книга до сих пор является единственным справочником, наиболее полно освещающим затронутую тему.

… Последней работой ученого стала брошюра «Новые данные о московских художниках XVI-XVIIвв. в Грузии». Автор связал деятельность московских художников в Грузии не только с чисто культовыми задачами, но и с политикой Московского царства: «Посылки мастеров церковного дела входила…в общую программу политики Москвы в Грузии…эти мастера не только экспортировались сюда из Москвы как рабочая сила, но и сами делали здесь иногда – конечно, на ролях мелких сошек, - московскую политику».

Полиевктов умер 21 декабря 1942 г., оставив значительное научно-литературное наследие. Исследования, посвященные русско-кавказским отношениям, составили золотой фонд, как русской, так и грузинской исторической науки. Во многом в его работах впервые ставились те вопросы, которые определили развитие кавказоведения и грузиноведения на ближайшее время. Безусловно, многие проблемы трактовались в угоду требованиям времени, но научная ценность проведенных им исследований несомненна. Работы историка отличались фактографичностью и осторожностью выводов. С одной стороны, здесь проявился научный этос, свойственный петербургским исследователям, а с другой – надо помнить, что многие вопросы Полиевктовым затрагивались впервые, а это требовало тщательного предварительного анализа именно фактической стороны.

Биография историка является редким случаем адаптации ученого в другой научно-культурной среде. Многие направления изучения кавказской истории получили разностороннее освещение в его работах. Подводя итоги рассмотрению научного творчества, Полиевктова можно с полным правом подчеркнуть его роль в становлении и развитии российского кавказоведения».

Источники:

1. Благово Н. В. Школа на Васильевском острове. Ч. 1. СПб., Наука, 2005.

2. Тихонов В В. М. А. Полиевктов как кавказовед // История народов России в исследованиях и документах. Вып. 5. - М., 2011.
Информационную страницу сайта подготовил М.Т. Валиев

Дополнительные материалы:

Фотолетопись:
Поиск педагогов школы





04.03
День рождения бывшего ученика нашей школы, вице-адмирала Николая Романовича Греве
11.03
День рождения выпускника нашей школы, архитектора Виктора Федоровича Габерцетеля
18.03

День рождения бывшего учителя физкультуры, Засл. учителя РСФСР Г.И.Девицкого 

30.03
День рождения бывшего ученика нашей школы, капитана Бориса Георгиевича Шарона



















2009-2020 ©
Разработка и сопровождение сайта
Яцеленко Алексей