Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Новости        Музей        Гостевая книга        Контакты       

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856 - 1918     1918 - 1937     1937 - 1944     1944 - 2009    
Педагоги. Годы работы



Периоды:





25.4.2017
 Расписание экскурсий на май 2017 года:
13.05 - 15.30;    20.05 - 15.00 и 17.00;    21.05 - 12.00 и 16.00;   
26.05 - 12.00;   28.05 - 12.00 —для всех желающих 

22.05 - 12.00 – для школьников
24.05 - 14.00  -  — для старшего поколения людей, умудрённых жизненным опытом.  
 
Записаться на экскурсию можно по тел. 3233710 (Музей) или в гостевой книге сайтаhttp://kmay.ru/gb.phtml  или запросом в нашей группе "Общество друзей школы К.Мая"  https://vk.com/club34510190
E-mail:  k.may@mail.ru
ВНИМАНИЕ! Расписание экскурсий может изменяться и дополняться. Просим Вас уточнять дату и время непосредственно перед днём проведения экскурсии.
Приветствуются благотворительные взносы!!!
 





Эрнест Карлович Пецольд
Ernst Wilhelm Pezold

17.04.1862 – 22.12.1940

педагог

соавтор лучшего учебника немецкого языка в дореволюционной России

преподавал немецкий язык в гимназии К.Мая в 1910 – 1913 г.г.


















Эрнест Вильгельм родился 17 апреля 1862 года в Мярьямаа (немец. Merjama, ныне посёлок городского типа в уезде Рапламаа, Эстония) в лютеранской семье пастора прихода Mярьямаа Карла Пецольда (Сarl August von Pezold, 07.06.1826 – 06.12.1904) [1]. По документам числился «из дворян Эстляндской губернии» [2].
После окончания гимназии в 1881 году Эрнест продолжил образование в Дерптском университете, обучаясь филологии и истории [3]. 29 января 1888 года бывший студент историко-филологического факультета был удостоен звания Действительного студента всеобщей истории.
После окончания университетского курса в 1888 году переехал в Санкт-Петербург и год работал помощником учителя в немецкой школе Анненшуле. Однако, понимая, что в столичном Петербурге карьерный рост будет медленным и трудным, молодой учитель уже в 1890 году перевёлся в Уманское училище земледелия и садоводства на Украине [2]. Затем последовали четыре года работы в Вологодском реальном училище и почти семь лет, с 1897 по 1904 год, в Кадетском Корпусе Ярославля [4]. Именно к этому периоду относится совместная работа Э.Пецольда и П.Глезера над знаменитым учебником немецкого языка [5]. Первое обнаруженное нами издание появилось на прилавках в 1900 году.
По этому учебнику учились многие поколения учеников в России, Эстонии, Латвии, Литве, Украине, Польше. Учебник «был допущен Ученым Комитетом Министерства народного просвещения в качестве учебного руководства в двух младших классах средних учебных заведений Министерства; рекомендован Главным Управлением военно-учебных заведений для преподавания в кадетских корпусах; одобрен Учебным Комитетом Министерства Финансов для двух младших классов коммерческих училищ и торговых школ».
В дальнейшем учебник многократно переиздавался – последнее обнаруженное нами дореволюционное издание имело номер 20 [5]. Однако известны и более поздние тиражи – издание 1922 года (Рига, Ревель, Берлин) [6], издание 1925 года в Эстонии [7] и даже издание 1930 года на Украине. Интересно отметить, что после получения Эстонией независимости публикацией учебника в прибалтийской республике занимался брат Эрнста, Германн Пецольд (Hermann Pezold, 1877-1936), специально для этого основавший издательство «Полиглот» [8]
Выпускник Ярославского кадетского корпуса Юрий Владимирович Макаров в своих воспоминаниях [9] пишет: «5 августа 1896 года, в девятилетнем возрасте, после экзамена … я был принят в 1-й класс Ярославского кадетского корпуса ... Было два отличных немца (слово «наци» тогда еще не было выдумано) Глезер и Пецольд. Они под шумок составили учебник немецкого языка настолько хороший, что он вскоре был принят как обязательное руководство для всех военно-учебных заведений».
В сентябре 1904 года уже в почтенном сорокадвухлетнем возрасте и в звании отца семейства педагог Пецольд прибывает в Рыбинск, где начинает свой карьеру в недавно открытом городском Коммерческом училище, попутно инспектируя школы. Следует отметить, что 1 февраля 1890 года Э.К. Пецольд женился на дочери действительного статского советника, девице Марте Павловне Фрезе (1862–1945), брак с которой был заключён в Ревеле (Таллинн). К моменту переезда в Рыбинск в семье Пецольдов росли сыновья: Роман-Карл-Павел (1890 г.р.), Георгий-Иоганн-Сигизмунд (1892 г.р.), Эрнест-Федор (1894 г.р.) и дочь Маргарита (1896 г.р.) [2].
Городское коммерческое училище было открыто в Рыбинске в 1902 году по инициативе местного купечества. В училище принимались дети всех сословий и вероисповеданий. Учебная программа базировалась на Уставе реальных училищ, при этом значительное внимание уделялось иностранным языкам и специальным коммерческим наукам. Выпускники училища получали аттестат и удостаивались звания личного почётного гражданина, если по рождению не принадлежали к высшему званию. Окончившие полный курс с отличием удостаивались звания кандидата коммерции.
Директором училища был выпускник Санкт-Петербургского университета властный М.И. Черников (1858–1917), отношения с которым у принципиального Эрнеста Карловича не сложились. О характере конфликта можно судить по нижеприведённому отрывку из заявления от 30 июля 1910 года Эрнеста Пецольда в Попечительский совет Рыбинского Коммерческого училища [10,11]:
«…В течение восьмилетнего существования Рыбинского Коммерческого училища – это Попечительному совету известно, – неоднократно происходили более или менее серьёзные столкновения между директором училища и равными членами Педагогического комитета. Последствием этих столкновений был уход преподавателей: гг. Филатова, Великопольского, Дизера. Наконец, эти столкновения вызвали в декабре месяце 1908 г. продолжительную и основательную ревизию со стороны Главного Инспектора Учебного отдела Афанасия Гавриловича Малинина. Эта ревизия обнаружила серьёзные беспорядки и недостатки в режиме Директора училища М.И. Черникова. Тем не менее, Попечительный совет счёл возможным доверить училище и на следующий год Черникову, не придавая серьёзного значения ни жалобам господ преподавателей, ни ревизии Главного Инспектора. Последствием этого был уход преподавателей: гг. Н.А. Цветкова, Э.Б. Фрея и К.П. Серебрякова Преподаватели В.Г. Покровский, Б.Г. Верди и я должны были остаться, так как не нашли подходящих мест. Учебный год прошёл, но атмосфера не улучшилась, и поводов к неудовольствию было достаточно! Наконец, в марте сего года произошло между мною и господином Директором сильное столкновение из-за экзаменационной работы по немецкому языку. Работы двух учеников VII класса Крюкова и Двойникова мною были признаны написанными не самостоятельно...
Директор старался доказать неправильность моих показаний в рецензии по поводу оценок годовых письменных работ Крюкова.
... Однако, когда ученик VII кл. Двойников сознался мне в том, что действительно им была списана часть экзаменационной работы, Директор в разговоре с ним назвал его «святым дураком», потому что сознался господину инспектору.
Обо всём этом 22 мая мною лично было сообщено господину Председателю Попечительного совета Е.С. Калашникову. Последний посоветовал мне подать письменное заявление в Попечительный совет, что я и сделал 4-го июня. До сих пор ни на мое заявление Попечительному совету, ни на письмо господину Калашникову с просьбой ускорить дело, ответа не последовало. Из этого я должен заключить, что и в этом случае Попечительный совет одобряет образ действий господина Директора.
При таких условиях в Рыбинском Коммерческом училище я служить больше не могу и поэтому должен известить Попечительный совет о том, что веду переговоры с некоторыми ректорами в Санкт-Петербурге с целью перехода туда.
Считаю, однако, ещё долгом указать на то, что в течение 8 лет ушло 21 человек и постоянные столкновения преподавательского персонала с Директором только пагубно должны влиять на дальнейшее развитие молодого учебного заведения».
Образ учителя Пецольда хорошо дополняет отзыв Н.Д. Григорьева, воспоминания которого готовит к изданию рыбинский краевед Владимир Иванович Рябой [12]:
«Из учителей мне особенно запомнились Эрнст Карлович Пецольд и Мария Ильинична Черникова. Эрнст Карлович преподавал нам немецкий язык по учебнику, автором которого был сам. Представительный худощавый мужчина лет под пятьдесят с пышной совершенно белой шевелюрой и длинными белыми же усами, он одевался с иголочки, носил крахмальные рубахи и мыл руки после каждого урока. С учениками обращался изысканно вежливо, а когда сердился, принимал холодно-иронический тон. На его уроках доминировала немецкая речь (хотя он прекрасно владел русским языком) – он преподавал по принципу от практики к теории. Ребята любили и хорошо усваивали этот предмет».
К «Рыбинскому» периоду относится и поучительная переписка Э.К. Пецольда с Канцелярией Дворянства (аналог канцелярии Дворянского Депутатского собрания) Эстляндской губернии [13]. Целью переписки являлось сопричисление детей педагога к дворянскому сословию. По действующим в Российской империи уложениям этому акту предшествовал достаточно сложный и длительный процесс – на рассмотрение дворянского собрания предоставлялись метрики родителей и детей, копии брачного свидетельства и документы, доказывающие дворянское происхождение родителя. После рассмотрения дела в Дворянском Депутатском собрании представленные документы вместе с протоколом пересылались в Департамент Герольдии Правительствующего Сената и только по его решению принималось окончательное решение. В нашем случае переписка продолжалась два года, и положительное решение было получено только в 1911 году.
По данным, предоставленным членом Рыбинского историко-родословного общества Ольгой Николаевной Крейн, в 1910 году, к моменту отъезда из Рыбинска, Э.К. Пецольд имел чин статского советника и был награждён орденами Святого Станислава и Святой Анны III степени, серебряной медалью в память царствования Александра III для ношения на груди на Александровской ленте [2,11].
В 1910 году Эрнест Карлович вернулся в Санкт-Петербург и заменил в школе Карла Мая будущего знаменитого языковеда М.Фасмера (1886–1962), который был командирован заграницу. Школа только что переехала в роскошное здание на 14 линии Васильевского острова построенное на средства Попечительского совета. В этот период Пецольд квартировал по адресу: Выборгская сторона, Симбирская улица, дом 10, кв. 4 [2].
В начале ХХ века школа К.Мая переживала период своего наивысшего расцвета. Гимназия пользовалась заслуженной репутацией одного из лучших средних учебных заведений России.
Несколько строк педагогу Пецольду посвятил выпускник гимназии К.Мая Л.В. Успенский [14]:
«Большинство моих сверстников помнят «Глезера и Пецольда», учебник немецкого языка. Так вот, господин Пецольд, высокий старик в военной форме (он преподавал также в каком-то кадетском корпусе), был нашим учителем».
С 1911 года Пецольд преподавал в Кадетском Корпусе Александра III, «с оставлением сверхштатным преподавателем в гимназии К. Мая». 1 января 1913 года уволен от службы в Гимназии К.Мая по домашним обстоятельствам» [5].
Ниже приводятся заметки еще одного бывшего ученика школы К.Мая, Леонида Львовича Кербера (1903 – 1993), поступившего в Первый кадетский корпус [15]:
«Наш немец Пецольд был дрему­чий. И требовал перед уроком молитву. Православная, но произносилась на немецком языке. Точно не помню, кто заканчивал молитву перечислением всякого рода страждущих и обремененных, а под самый финал по-русски до­бавлял: «Унд набалдашник».
Долго все сходило нормально. Пока на немецкий язык не заявился инспек­тор. Дежурный отбарабанил молитву, но вот от «унд набалдашник» возде­ржался.
Пецольд долго недоумевал и ждал, а потом произнёс: «Абер потчему нет унд набалдашник?»
Ну, дальше, как вы понимаете, кому, где-то, сколько-то дней без отпуска на воскресенье.
… Второй раз меня выгна­ли из корпуса за организацию демонстрации (несанкциони­рованной). Я купил в писче­бумажном магазине штук 20 плакатов «Здесь просят по немецки не разговаривать!». Та­кие плакаты продавали всюду квасные патриоты во время войны, я такие плакаты даже в сортирах видел.
Перед уроком немецкого языка плакаты были мною прибиты кнопками по всем стенам класса, включая и до­ски, на которых мелом писа­ли вокабулы. Прикнопил и на кафедре.
Господин Пецольд окаме­нел, пискнул: «Смирно!» — и исчез. Через пять минут он вернулся с классным наставником и ротным ко­мандиром. Ротный разъяснил, что хотя Пецольд и немец, но русский патри­от, затем традиционное: «Кто это сделал? Подойдите к кафедре!» Я гордо, печатая шаг, подошел (примечательно, что Леонид даже не вспомнил, что и сам по национальности является немцем - Прим.ред.). Меня повели в учитель­скую, а оттуда дядька на извозчике привез домой. Мать была в отчаянии. Но, как и в первый раз, адмирал-отец помог, и после 3 дней пребывания дома опять все вернулось на круги своя…»
Если о первом эпизоде можно говорить только с улыбкой – Э.К. Пецольд прекрасно владел русским языком, – то второй отрывок вызывает смешанные чувства, так как свидетельствует о возраставших в российском обществе антинемецких настроениях, что не могло не сказаться на судьбах тысяч и тысяч российских немцев.
Вершиной педагогической карьеры Э.К. Пецольда в России было место директора немецкой коммерческой школы в Санкт-Петербурге, которое он занимал с 1913 по 1918 годы. Переворот 1917 года не вызвал большого восторга у сторонника немецкого орднунга, и в 1918 году Эрнест Карлович возвращается на родину, в уже независимую Эстонию.
В короткий период немецкой оккупации Эстонии в 1918 году Эрнест Пецольд был назначен Руководителем 2-ой Реальной школы в Ревеле (Таллинне). Однако, антинемецкие настроения были уделом не только России, кроме этого, недовольство эстонского общества усугублялось наличием у Э.Пецольда «российского следа». Для прекращения взаимного непонимания между учениками и директором управление школ г. Таллинна временно закрыло школу. После вывода немецких войск из Эстонии школа открыла двери под именем Таллинской городской Коммерческой школы для мальчиков уже под руководством Вольдемара Раама (Voldemar Raam). Э.К. Пецольд с 1919 года и вплоть до выхода на пенсию в 1925 году находился на должности преподавателя Немецкой реальной школы. Как уже отмечалось выше, адаптированный к требованиям эстонских школ знаменитый учебник немецкого языка Пецольда выдержал несколько изданий в Эстонии. Кроме этого, известны многочисленные издания Истории немецкой литературы для эстонской средней школы, опубликованных под редакцией Э.Пецольда в 1922 – 1925 гг. [7]. Брат Эрнста Пецольда, Германн Пецольд (Hermann Pezold, 1877-1936), в 1925 году отдельной книгой издал сборник упражнений к знаменитому учебнику [16].
Земной путь талантливого педагога завершился на семьдесят девятом году жизни, 22 декабря 1940 года, в польском городе Шветц (немец. Schwetz, польск. Świecie (Свеце) – город в составе Куявско-Поморского воеводства, Свецкий повят), куда семья бежала после советской оккупации Эстонии в 1940 году. Скорее всего, сердце педагога не выдержало трудного и долгого переезда [17]…
Благодарим за предоставленную информацию Ольгу Николаевну Крейн, члена Рыбинского историко-родословного общества (г. Рыбинск) и Наталью Лачинову (Таллинн, Эстония), благодаря которой мы получили большую часть архивных материалов из эстонских архивов.

Источники:
1. http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=74486 – Эрнст Пецольд (Фонд Амбургера).
2. ЦГИА СПб Ф.144 Оп. 2 Д. 76 – личное дело Э.К. Пецольда.
3. Эстонский Исторический архив (ЕАА) 402 2 18794; ЕАА 402 2 18795; EAA.1843.1.222.284 Дерптский Университет.
4. Справочная книга Ярославской губернии на 1908 г. Яросл. ГСК; Сост. А.П. Морозов. С. 62.
5. Глезер П. Пецольд Э. Учебник немецкого языка. Часть 1. Издание 20-е. Петроград: Типогр. Ю.Венер и Г.Ватсар. – 1917.
6. Глезер, П., Пецольд, Э. Учебник немецкого языка. Lehrbuch der deutschen Sprache. Ч.2. Изд.17, Рига. Ревель. Берлин: 1922. (Leipzig: Druck von Metzer & Bittig).
7. Saksa keele õpetus / P. Gläser ja E. Pezold. Eesti koolidele ümbertöötanud H. Pezold, Tallinnas: Polyglott/H.Pezold. 1925.
8. Harjutused P. Glaeseri ja E. Pezoldi saksa keele õpetusele. Tallinnas : Polyglott/H.Pezold. 1925. (Tartu : J. Varrak)
9. Макаров Ю. В. Моя служба в Старой Гвардии. 1905–1917. Мирное время и война. — Буэнос-Айрес: Доррего, 1951.
10. Государственный архив Ярославской области (ГАЯО) Ф-75, оп. 3, д. 109, лл. 35-36.
11. Чубукова Ю.И. Рыбинское Коммерческое училище. 1902–1918. Рыбинск, 2008 г., стр. 114-116.
12. Григорьев Н. Д. Воспоминания. Отрывки. http://wid-m-2002.ru/ethnographerandlocalhistory/nikolaygrigorievmemoriesexcerpts.html
13. EAA 0854.3.563 – дворянское дело.
14. Благово Н. В. Школа на Васильевском острове. Ч. 1. СПб., Наука, 2005, С.379.
15. Воспоминания Леонида Львовича Кербера. Г.А. Копытов. Керберы. Фамильный код. XIV - XXI вв. СПб: "Петербург - XXI век", 2013. Том 2, стр. 58.
16. Harjutused P. Glaeseri ja E. Pezoldi saksa keele õpetusele / H.Pezold Tallinnas : Polyglott/H.Pezold, 1925 (Tartu : J. Varrak)
17. М.Т. Валиев. Эрнест Карлович Пецольд – автор лучшего учебника немецкого языка в дореволюционной России. // Немцы в Санкт-Петербурге. Биографический аспект. – СПб.: МАЭ РАН, 2015 – Вып. 9 – Стр. 264–277


Информационную страницу сайта подготовили М.Т. Валиев © (С.-Петербург) и И.Л. Лейнонен © (Лауша, Германия).
16.08.2013


Дополнительные материалы:


Фотолетопись:


04.04 День рождения бывшего ученика нашей школы , известного деятеля культуры и публициста Д.В.Философова

14.04 День рождения выпускника нашей школы, архитектора Ф.Ф.Постельса

30.04 День рождения выпускника нашей школы, члена-корреспондента АН СССР В.Д.Наливкина

03.05 День рождения выпускника нашей школы, художника, автора бесценных мемуаров, А.Н.Бенуа

12.05 День Рождения музея истории школы К.Мая

18.05 День рождения выпускника нашей школы, академика АН СССР В.В.Новожилова


























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей
Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Музей        Гостевая книга        Контакты