Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Новости        Музей        Гостевая книга        Контакты       

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856 - 1918     1918 - 1937     1937 - 1944     1944 - 2009    
Педагоги. Годы работы



Периоды:










Константин Матвеевич Блумберг
(Konstantin Ferdinand Blumberg)

28.04.1853 – 02.04.1911

преподаватель древних языков



Константин Матвеевич родился в эстонской семье 28 апреля 1853 (ст.стиль) в деревне Хайбе (уезд Харьюмаа, Эстония). В 1871-1875 гг. учился на филологическом факультете в Дерптском университете (Тарту), который закончил со степенью кандидата. Преподавал в гимназии К.Мая древние языки, но большая часть педагогической деятельности К.М. Блумберга была связана с другими знаменитыми школами – Ларинской гимназией, в которой с 1882 года он служил инспектором, и Введенской гимназией (Гимназия им. Петра Великого), где с 11.11.1898 г. он занимал пост директора. Позднее возглавлял 8-ю гимназию. С 21.01.1906 по 1908 гг. был назначен ревизором Санкт-Петербургского учебного округа. С 09.08.1908 по 1911 год – директор 5-й гимназии (Аларчинская).
Кроме того, с 1884 года исполнял обязанности председателя педагогического совета женской гимназии Шаффе. 1 января 1903 г. К.М. Блумберг был возведен в чин действительного статского советника.
Константин Матвеевич был женат на Ольге Алексеевне Андреяновой. Умер 2 апреля 1911 г.

Интересную характеристику Константину Матвеевичу дает в своих воспоминаниях Сергей Михайлович Волконский, называя его «Великолепным эллинистом и отличным педагогом». Приведем небольшой отрывок из этого во всех отношениях примечательного текста, относящегося к периоду службы К.М. Блумберга в Ларинской гимназии:
«… Это было грустное время – мало удовлетворения и очень сомнительный почёт. Отец и сам это ощущал, однако для него дисциплина служебная была на первом месте, и он никогда не высказывался. Не то грустно было, что Делянов был тряпка, что ни одного вопроса он не умел отстоять, в заседаниях дремал, а на приёмах у себя щипал себе бровь, чтобы не заснуть, но то было печально, что Делянов являлся типическим представителем того умственного направления, которое во время Александра III создалось под кровом всесильного тогда обер-прокурора Святейшего Синода Победоносцева. Уваровская формула «православие, самодержавие и народность», которая в первые времена провозглашалась с трубным гласом, так сказать, при веянии знамен, понемногу принизилась, упростилась; из политического гимна она превратилась в школьную прибаутку. Смешение принципов национального и религиозного достигло последних пределов уродства. Только православный считался истинно русским, и только русский мог быть истинно православным. Вероисповедной принадлежностью человека измерялась его политическая благонадёжность. Ясно, что такое отношение к важнейшим вопросам духовной жизни низводило их на степень чего-то служебно-зарегламентированного, в чём проявлению личности не было места и в чем открывался необъятный простор лицемерию. И вот, я не могу иначе назвать всю тогдашнюю систему, как школой лицемерия. Это было политическое ханжество, в предмет которого никто в душе своей не верил. Удивительно, как ложная постановка этих вопросов приводила прямо к какому-то искажению мысли.
Помню такой случай. Инспектор Ларинской гимназии, Константин Матвеевич Блумберг, был представлен к директорству. Великолепный эллинист, отличный педагог, очень уважаемый человек, кажется, всё, что нужно. Вдруг осечка – он лютеранин; официально это называлось – «иноверец». Долго это длилось. Помню, он мне сказал, когда зашла об этом речь: «Не могу же я менять религию, чтобы получить повышение по службе». Наконец он был назначен. Как раз в это время бывшая моя гимназия справляла какой-то юбилей. Поднимаюсь по лестнице с Блумбергом; обгоняет нас чиновник министерства Анашкович-Яцына, человек близкий к канцелярии министра, хорошо знающий, куда ветер дует и как нос держать. Подаёт Блумбергу руку, шумно поздравляет с назначением и в конце комплиментов прибавляет: «Ну и вас, конечно, уже никак нельзя причислить к иноверцам». Если он мог так говорить, то не мог же он этому верить. И однако, до таких аберраций умственных, до таких изворотов нравственных доводила людей тогдашняя формула политической благонадёжности и стремление ей угодить. Угождение стало нервом деятельности. Можно себе представить нравственный уровень таких людей. Есть глубокая связь между разумом и совестью; я думаю, что нельзя поддерживать абсурд, не кривя душой, и что кто сознательно погрешает против логики, тот неминуемо грешит против совести.
Весь этот логический и нравственный ужас, обнимавший тогдашнюю жизнь, мало кем ощущался. Люди, его творившие, жили в ими же создаваемой атмосфере и, как рыбы в воде, не замечали, что мокро. Другие просто шли по проторенной дорожке и не рассуждали. Очень тяжело было нам, детям, видеть, что отец наш принадлежал к последним и в своих убеждениях он был стоек и непоколебим; мать же моя дышала чистым воздухом незатемненной логики и свободной личности. Эта двойственность в родителях определяла собой ту нервность, некоторую полемичность, с которой семья наша переживала события жизни общественной и политической. Должен сказать, что все мы, дети, оставаясь в согласии с нашей природой, думали и чувствовали так, как думала и чувствовала мать. Ничего не хочу здесь сказать неблагожелательного по отношению к отцу, но он любил службу; выходец из Сибири, сын государственного преступника, он с первых шагов службы заявил себя и до конца дней своих остался человеком правительства; в нём никогда не было фронды. А затем скажу: это был самый нефилософский ум, какой я знал; обобщение было для него неприятно, почти синоним верхоглядства; для него факт был фактом, почти никогда симптомом; во всяком случае, в вопросах, над которыми он не задумывался, симптоматичность факта для него не существовала».

Источники:
1. «Исторический вестник» 124, 1911 год, № 2
2. Альбом академии Дерпта 652, № 8882.
3. С.-Петербургский евангелический воскресный листок 1882 год, № 96 от 19 марта.
4. «Весь Петербург», 1912 год
5. Пятидесятилетие С.-Петербургской Ларинской гимназии, 1836-1886 / [К. М. Блумберг, В. П. Острогорский, преп. гимназии]. - Санкт-Петербург : тип. М. М. Стасюлевича, 1886.
6. Волконский Сергей Михайлович. Мои воспоминания : в 2 т. / Князь Сергей Волконский. - М. : Искусство, 1992.
7. http://212.114.133.101/amburger/index.php?id=81660

Благодарим Владимира Альбертовича Филимонова, доцента кафедры истории России и зарубежных стран Сыктывкарского Государственного университета за помощь в составлении информационной страницы сайта

Информационную страницу сайта подготовили И.Л. Лейнонен (Лауша, Германия) и М.Т. Валиев (С.-Петербург).


Дополнительные материалы:


Фотолетопись:


09.06 День рождения выпускника нашей школы, дейст. чл. АН СССР Н.П.Горбунова

20.06 День рождения выпускника нашей школы, чл.кор. АН СССР Н.Н.Качалова

25.06 День рождения выпускника нашей школы, русского художника А.Е.Яковлева

07.07 День рождения выпускника нашей школы, действ. чл. АХ СССР О.Г.Верейского

12.07 День рождения бывшего ученика нашей школы, контр-адмирала, писателя, В.А.Петровского

22.07 День рождения выпускника нашей школы, действ. чл. АХ СССР В.А.Леняшина


























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей
Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Музей        Гостевая книга        Контакты