Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





12.4.2021
12 апреля 2021 г. исполняется 80 лет большому другу Музея истории школы Карла Мая, одному из авторов первого издания о истории школы Евгению Борисовичу Белодубровскому. Поздравляем юбиляра со славным юбилеем. С текстом нашего поздравления можно ознакомиться, открыв это сообщение.
10.4.2021
На сайте размещена биографическая страничка педагога Николая Николаевича Тулинова, преподававшего географию в школе К.Мая в конце 1890-х гг.
10.4.2021
На сайте размещена биографическая страничка Георгия Васильевича Ивашинцова, учившегося в гимназии К.Мая в 1900 - 1902 гг.
10.4.2021
На сайте размещены биографические странички участников Великой Отечественной войны: майора Аркадия Яковлевича Келло, мл.лейтенанта Анатолия Владимировича Лавренцова, сотрудника МИД Игоря Александровича Лакомского




Мейнгардт Георгий Николаевич

25.08.1889 – ?

офицер

учился в школе К.Мая
в 1900 - 1911 гг.


Георгий родился 25 августа 1889 года в С.- Петербурге. Незаконнорожденный сын потомственного дворянина, доктора медицины Николая Александровича Мейнгардта.
В первый класс гимназии Карла Мая поступил в 1900 году и окончил полный курс реального училища в 1911 году. В это время в школе Карла Мая уже учились два старших брата Георгия – Дмитрий (1881 –?) и Николай (1883 - ?).
После окончания Реального училища К.Мая отбывал воинскую повинность в 169 пехотном полку. В июле 1914 года мобилизован в 306-й пехотный полк. Награждён орденами Св. Владимира 4 степени с мечами и бантом и Св. Анны 4 степени с надписью "За храбрость". На октябрь 1917 года Г.Н. Мейнгард - штабс-капитан, командир ударного батальона 77-й пехотной дивизии Юго-Западного фронта.
Дальнейшая судьба не известна.
Благодарим к.и.н. Владимира Григорьевича Чичерюкин-Мейнгардта, действительного члена Историко-родословного общества, за предоставленную информацию. Ниже приводится полный текст статьи Владимира Григорьевича Чичерюкин-Мейнгардта (журнал "Рейтаръ" № 3 2003 г.)

Владимир Чичерюкин-Мейнгард


ШТАБС-КАПИТАН ГЕОРГИЙ МЕЙНГАРД
документ из "россыпи"

В бытность исполняющим должность Дежурного Генерала по Главному Штабу генералу А.П. Архангельскому приходилось рабо­тать с множеством самых разных документов, включая и те, что исследователи — историки относят к документам из "россыпи".
Незадолго до начала II-й Отечественной войны 1914 г. генерал-майору Архангельскому пришлось разбирать одно весьма щекот­ливое дело.
К нему обратилось за разъяснениями командование 43-й пехот­ной дивизии в связи с производством в чин прапорщика армейской пехоты запаса, отбывшего воинскую повинность вольноопределяю­щегося Георгия Николаевича Мейнгарда.

«Начальнику 43-й пехотной дивизии.
Не подлежит оглашению.

Для документального установления, к какой национальности принадлежит унтер-офицер Мейнгард, так как фамилия его вну­шает сомнение в принадлежности его к коренной русской нации. Помощник Дежурного генерала Главного Штаба генерал-майор Архангельский» [1].
Как известно, в Российской Империи национальность поддан­ных определялась не национальностью, а вероисповеданием. Поэ­тому никого не удивляли генералы с такими фамилиями, как фон Сиверс, Флуг, Штубендорф, Синклер или Барклай де Толли. Тем не менее, дело унтер-офицера с нерусской фамилией Мейнгард получило дальнейшее развитие.
«Начальник Штаба 43-й пехотной дивизии. Сообщаю, что точных сведений о вероисповедании служившего во временно командуемым мною полку младшего унтер-офицера из вольноопределяющихся Георгия Мейнгарда не имеется. У Санкт-Петербуржского уездного воинского начальника выписки из метри­ческого свидетельства о крещении не имеется, и так же означенный, в семье не числится, в списках живущих в городе С.-Петербурге не значится.
Как видно из переписки, установить документально национальность унтер-офицера Г. Мейнгарда не представляется возможным, т.к. означенный вольноопределяющийся из города С.-Петербурга выбыл не известно куда.
13 декабря 1912 года» [2].

Конец этой переписке положило следующее письмо:

"Его Высокоблагородиию Господину Адъютанту 169-го Ново-Трокского полка.
Милостивый Государь!
Вследствии письма Вашего от сего февраля №168 на имя Георгия Николаевича Мейнгарда /на станцию.Окуловка, имение Жилинцы/ прилагаю при сем метрическое свидетельство моего брата Георгия Мейнгарда, выданное Санкт-Петербужским Адмиралтейским собором 11 сентября 1889 года за №5164 и Свидетельство департамента Герольдии Правительствующего Сената от 31/Х1 1899 года за №4340. Покорнейше прошу возвратить таковые по миновании надобности по адресу: Санкт -Петербург, Васильевский остров, 16 линия, Д.№ 35, кв. 30. Дмитрию Николаевичу Мейнгарду.
15 февраля 1913 года Д. Мейнгард» [3].

В Послужном списке младшего унтер-офицера из вольноопре­деляющихся 169-го пехотного Ново-Трокского полка Г.Н. Мейнгар­да содержатся следующие сведения: личный почетный гражданин, незаконнорожденный, родился 25 августа 1891 г., вероисповедания православного, холост. Окончил полный кypс в Санкт-Петербург­ском реальном училище Карла Мая — свидетельство от 1/У1 1911 года. По отбытии воинской повинности в 169-м пехотном полку, расквартированном в Вильне, он успешно выдержал все испытания, положенные для производства в первый обер-офицерский чин, о чем и был подан рапорт по команде, положивший начало переписке, затронувшей даже Дежурного генерала Главного Штаба Российской Императорской армии [4].
Была ли почва, для сомнений у генерала Архангельского? Отчасти была. Предок Георгия Мейнгарда — Адольф-Густав Мейнгардт - действительно эмигрировал из прусского города Штральзунда в Россию около 1805 г. Прожив большую часть своей жизни в России, Адольф-Густав Мейнгардт сохранял прусское подданство. Родившиеся уже в России его сыновья — Пауль, Андреас, Адольф, Николай и Александр, присягнули на русское под­данство. Андреас Мейнгардт окончил медико-хирургическую ака­демию в российской столице и со временем достиг чина тайного советника. По его стопам пошел сын Николай. Окончив Военно-медицинскую академию, которая раньше называлась Медико-хи­рургической, он стал врачем-хирургом, инспектором придворной медицинской части, дослужившись до чина действительного статс­кого советника [5].
Своим незаконнорожденным сыновьям — Георгию и Дмитрию он дал свою фамилию, которая к тому времени чаще писалась как Мейнгард, а не Мейнгардт.
Едва ли в годы Великой европейской войны 1914 г. у генерала А.П. Архангельского было время и желание проследить дальней­шую судьбу своего "подопечного" Г.Н. Мейнгарда. Но если он вни­мательно просматривал газету "Русский Инвалид", то сомнения его рассеялись. Ибо в списках награжденных русских офицеров, имя Георгия Мейнгарда встречалось неоднократно.
После отбытия воинской повинности, Георгий Мейнгард вер­нулся в свой родной город — Петербург, где его застала мобили­зация, объявленная в России в июле 1914 г. В июле 1914 г. прапор­щик армейской пехоты запаса Мейнгард был призван на действи­тельную воинскую службу по столичному военному округу и нап­равлен в 306-й пехотный Мокшанский полк. Согласно архивным документам, Мокшанский полк был сформирован 17 июля 1914 г. в Адмиралтейской слободе близ Казани, где получил хранившееся в 162-м Ахалцыхском пехотном полку знамя 306-го пехотного Мок шанского полка. Этот полк участвовал в Русско-японской войне, а по окончании войны был расформирован.
Вот какие свидетельства сохранились в фонде 306-го Мокшанского полка в Российском Государственном военно-историческом архиве:
"16 июля 1914 г. Высочайшим Указом объявлено мобилизация. Согласно Указу 17 июля приступлено к формированию 306-го пехотного Мокшанского полка. Кадр офицеров и нижних чинов выделен из 162-го пехотного Ахалцыхского полка, расквартированного в Казани" [6]. Нижние чины полка были призваны главным образом из жителей Казани и не из новобранцев, а запасных. "29 июля 1914 г. в расположение полка прибыли прапорщики Чистяков, Мейнгард, Лимберг, Рошковский, Глаштром" [7].
13 августа 1914 г. Мокшанский полк пятью с половиной эшелонами выступил в действующую армию по маршруту: Алатырь —Рузаевка — Рязань — Москва — Ржев — Великие Луки — Молодечно — Волковысск — Черняхов — Варшаву». Полк был включен в состав 2-й армии Северо-Западного Фронта.
В составе этой армии полк принимал участие в Знаменитой Варшавско-Ивангородской операции, ведя бои на подступах к Варшаве осенью 1914 г.
В декабре 1914 г. в командование Мокшанским пехотным пол ком вступил полковник Генерального штаба С.Е. Вялов, оставивший по себе добрую память у своих однополчан. Тем временем, вопреки опасениям генерала А.П. Архангельского, Г.Н. Мейнгард тянул свою лямку.
"Высочайшим приказом за отличие в делах против неприятеля производится прапорщик запаса армейской пехоты, призванный по Петроградскому округу Мейнгард Георгий /Мокшанский пехотный полк/ в подпоручики с 4 февраля 1915 года"[8]. "За отличия в делах против неприятеля пожалован орден Св. Равноапостольного Кн. Владимира 4 ст. с мечами и бантом подпоручику Георгию Мейнгарду — Мокшанский пехотный полк"[9].
1915 г. вошел в историю Великой войны для русских войск, как год "Великого отступления". В начале мая 1915 г. Мокшанский пехотный полк, бывший в составе 77-й пехотной дивизии, с которой была слита Кавказская стрелковая дивизия, вошли в состав Сводного корпуса, которым командовал генерал Истомин ,6 мая 1915 г. Мокшанский полк атаковал противника y польской деревни Моковиска. В бою мокшанцы потеряли трех офицеров убитыми и пятерых раненными, среди которых был и Георгий Мейнгард. Нижних чинов полк потерял 987 человек убитых и раненными. Деревню взять так и не удалось. Дважды приходилось принимать меры к молодым солдатам из пополнения. О ранении подпоручика Мейнгарда так же сообщалось в "Русском Инвалиде"[10]. Тем временем 306-й Мокшанский полк был переброшен на Югo-Западный фронт и включен в состав 8-й армии генерала А.А.Брусилова.
По выздоровлении Мейнгард вернулся в стpoй и со своими однополчанами принял участие в знаменитом Брусиловском прорыве. Полк наступал от Любашева до ж/д Ковель— Луцк в направлении на реку Стоход. Вот как об этом сообщалось в Журнале военных действий 306-го Мокшанского полка:
"22 июня /1916 г. — прим. автора/ в 18.30 при поддержке бата рей легкой и тяжелой артиллерии батальоны наступали волнами. Под губительным ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем противника перешли болото и стремительно бросились на противника, разрывая и разрезывая проволочные заграждения. В 20.15 высота 87,0 после отчаянного сопротивления была взята. Нужно побывать на месте сражения, что бы составить представление о том ужасном разгроме противника, который подвергся огневому охвату сосредоточенного артиллерийского, ружейного и пулемет­ного огня: вся внутренность высоты представляла площадь, усеян­ную трупами, в каждом блиндаже были убитые и раненные; остальное сделала дружная и неотразимая атака пехоты.
Особо отличившиеся офицеры: Подпоручик Мейнгард /провел батальон через трудно проходимые искусственные препятствия и захватил 1 действующий пулемет/" [11]. При продвижении на Медвежья — Гута — Литовская из предо­сторожности в этом направлении двинуты 2 роты с пулеметами под командованием командующего 4-м батальоном Подпоручика Мейн-гарда, который назначен ответственным начальником правого кры­ла боевого порядка" [12].
За первые дни летнего наступления мокшанцы взяли в плен 1081. нижнего чина и 15 офицеров Австро-Венгерской армии, 5 тяжелых орудий, 1 прожектор, 501 винтовку. Но в тех боях на реке Стоход и сами понесли тяжелые потери — попал в плен раненым и умер в плену командир полка полковник Вялов. Подпоручик Мейнгард был ранен во второй раз за текущую кампанию. Он был эвакуирован в тыл. Ранение очевидно было серьезным. Довольно продолжительное время он находился в Петрограде и даже попал в адресную книгу на 1917 г. Участие же в кампании 1916 г. было отмечено двумя орденами. "Утверждается пожалование за отличие в делах против неприятеля ордена Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом поручику Мокшанского пехотного полка Георгию Мейнгарду" [13]. "Утверждается пожалование за отличие в делах против неприятеля ордена Св. Анны 4-й ст. с надписью "за храб­рость" штабс-капитану Георгию Мейнгарду"[14].
Лишь в начале 1917 г. штабс-капитан Мейнгард вернулся в свой полк, входивший в состав 8-й армии Юго-Западного фронта. Приказ по полку гласил: "Прибывшего в полк по выздоровлении после ранения штабс-капитана Мейнгарда с 10-го февраля пола­гать на лицо" [15]. Первоначально он командовал 9-й ротой, но затем был назначен командиром 4-го батальона [16].
После Февральского переворота Юго-Западный фронт ещё до­вольно долго сохранял свою боеспособность, несмотря на появление всяческих комитетов. Офицеры пока имели авторитет. К таковым, судя по всему, относился и штабс-капитан Мейнгард. До 3 апреля 1917 г. он был членом общего собрания полкового комитета от офицеров. Летом 1917 г. на фронте развернулось движение по созданию разного рода новых, революционных частей — "батальонов смерти", "ударных батальонов" и т.д. Таковой батальн был сформирован и из личного состава 306-го пехотного Мокшанского полка. Приказом по Мокшанскому пехотному полку от 27.08.1917. § 3, командующий 9-й ротой штабс-капитан Мейнгард приказом по 77-й пехотной дивизии назначен временно исполнять должность командира ударного батальона [17].
"24.08.1917 в 9 ч. 50 мин. согласно телефонограммы Начальника Штаба дивизии ударному батальону приказано собраться у моста через реку Гривну. В урочище Передлесье в полном походном снаряжении на смотр командира Корпуса. Командир батальона штабс-капитан Мейн гард. Происходил смотр ударному батальону поротно и каждой роте в отдельности была дана тактическая задача"[18].
В последующие месяцы штабс-капитан Г. Мейнгард оставался в той же должности: "Расписание занятий во временно командуемым ударном батальоне 2-7 октября 1917 г." составил и подписал штабс-капитан Г. Мейнгард. [19] Тогда же, в первых числах октября 1917 г. он командировался на съезд командиров ударных баталь­онов. В фондах 77-й пехотной дивизии имеется рукописный документ, подписанный штабс-капитаном Г.Н.Мейнгардом о cформи­ровании ударного батальона 77-й пехотной дивизии, для чего было выделено по одной роте из состава 305, 306, 307 и 308-го пехотных полков [20]. Осенью 1917 г. 77-я. дивизия дислоцировалась у реки Стоход. Сюда дошли вести о большевицком перевороте в Петро­граде. Комитеты Мокшанского полка, обсудив события 25 октября в столице, разошлись во мнении. Тем не менее, мокшанцы, очевид­но в первую очередь офицеры, решили считать "хозяином Земли Русской Учредительное Собрание".
Дальнейшие следы штабс-капитана Г.Н. Мейнгарда теряются в вихре последующих событий. 306-й пехотный Мокшанский полк был расформирован в марте 1918 г. Вероятно, какая-то часть чинов полка вернулась в Казань, где их полк формировался в 1914 г. Скорее всего с ними был полковник С.М. Торейкин — последний командир полка. Впослед­ствии С.М. Торейкин в чине генерал-майора воевал против больше­виков в составе белых войск Восточного фронта [21].
Г.Н. Мейнгард мог уехать со своими однополчанами в Казань. Однако более веро­ятным представляется его желание вернуться домой, в Петроград. При этом надо помнить, что многие русские офицеры погибли зимой 1917/ 1918 гг., пытаясь добраться к себе домой. Во всяком случае, ни имен братьев Георгия и Дмитрия, ни имени их родителя Николая Андреевича в справочных книгах Петрограда за 1924-й и последующие, годы не встречается. И это не удивительно, ведь по оценкам самих петербуржских историков, в 1918-1920 гг. в Петро­граде только от голода погибли около 60 тыс. человек. Не говоря уже о красном терроре.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. РГВИА, ф.400, оп.9.,д.34164, л.л.1253-1254. Формулярный список младшего унтер-офицера Г.Н. Мейнгарда.
2. там же.
3. там же.
4. там же.
5. Весь Петербург на 1902 год. Слб, 1901 г., РГВИА, ф. 409, оп..2, д.№135 - 079. Послужной список старшего врача Александро-Невского резервного батальона Н.А.Мейнгарда.
6. РГВИА ф.2915., оп.1,д.№81. Журнал военных действий 306-го Мокшанского пехотного полка" 10 июля - 31 декабря 1914 г.
7. Там же.
8. Русский Инвалид, .№196 05.11.1915.
9. Русский Инвалид, .№273 26.11.1915 г.
10. Русский Инвалид, №299 8.11 1916 г.
11. Журнал военных действий 306-го пехотного полка. 22 марта - 30 июня 1916 г., РГВИА, ф. 2915, оп.Л, д.№91.
12. Там же.
13. Русский Инвалид, №299 8.11.1916.
14. Русский Инвалид, №310 19.11.1916.
15. РГВИА, ф. 2915, оп.1, д.№159.
16. РГВИА, ф. 2915, оп.1, д.№161.
17. РГВИА, ф. 2915, оп.1, д.№160.
18. РГВИА, ф. 2915, оп.1, д.№97.
19. РГВИА, ф. 2407, оп. 2, д.№40.
20. РГВИА, ф. .2407, оп. 2, д.№ 40.
21. "Волков С.В. Энциклопедия Гражданской войны. Белое движение, Спб, Издательский Дом "Нева" — Москва, Издательство "ОЛМА — ПРЕСС", 2002, с. 561.



Дополнительные материалы:

Фотолетопись:
Поиск учеников школы


 




12.04
День рождения Евгения Борисовича Белодубровского - литературовед, библиограф, собиратель истории школы Карла Мая, соавтор первого издания о истории школы.
17.04
День рождения бывшего ученика нашей школы, космонавта испытателя Андрея Борисенко



















2009-2020 ©
Разработка и сопровождение сайта
Яцеленко Алексей