Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





6.6.2020
На сайте размещены биографические странички корнета Бориса Александровича Нарышкина, учившегося в гимназии К.Мая в 1896-1900 г. и Петра Александровича Нарышкина, учившегося в гимназии К.Мая в 1902-1905 гг.
5.6.2020
На сайте размещены биографические странички дочерей первого командующего флотом Советской республики Василия Михайловича Альтфатера (04.12.1883 – 20.04.1919) Александры Васильевны Альтфатер, учившейся в нашей школе в 1923-1926 гг., и Ирины Васильевны Альтфатер, учившейся в нашей школе в 1923-1928 гг.
4.6.2020
На сайте размещена биографические странички участников Великой Отечественной войны: Иосифа Александровича Рубашкина, Анатолия Львовича Изарова, Георгия Георгиевича Дуваленского, Михаила Васильевича Белянцева
3.6.2020
На сайте размещена обновленная биографическая страничка доктора химич.наук Бориса Алексеевича Муромцева, который учился в нашей школе в 1909-1915 гг. и вел уроки химии в середине 1920-х гг.




Мейнгардт Георгий Николаевич

25.08.1889 – ?

офицер

учился в школе К.Мая
в 1900 - 1911 гг.


Георгий родился 25 августа 1889 года в С.- Петербурге. Незаконнорожденный сын потомственного дворянина, доктора медицины Николая Александровича Мейнгардта.
В первый класс гимназии Карла Мая поступил в 1900 году и окончил полный курс реального училища в 1911 году. В это время в школе Карла Мая уже учились два старших брата Георгия – Дмитрий (1881 –?) и Николай (1883 - ?).
После окончания Реального училища К.Мая отбывал воинскую повинность в 169 пехотном полку. В июле 1914 года мобилизован в 306-й пехотный полк. Награждён орденами Св. Владимира 4 степени с мечами и бантом и Св. Анны 4 степени с надписью "За храбрость". На октябрь 1917 года Г.Н. Мейнгард - штабс-капитан, командир ударного батальона 77-й пехотной дивизии Юго-Западного фронта.
Дальнейшая судьба не известна.
Благодарим к.и.н. Владимира Григорьевича Чичерюкин-Мейнгардта, действительного члена Историко-родословного общества, за предоставленную информацию. Ниже приводится полный текст статьи Владимира Григорьевича Чичерюкин-Мейнгардта (журнал "Рейтаръ" № 3 2003 г.)

Владимир Чичерюкин-Мейнгард


ШТАБС-КАПИТАН ГЕОРГИЙ МЕЙНГАРД
документ из "россыпи"

В бытность исполняющим должность Дежурного Генерала по Главному Штабу генералу А.П. Архангельскому приходилось рабо­тать с множеством самых разных документов, включая и те, что исследователи — историки относят к документам из "россыпи".
Незадолго до начала II-й Отечественной войны 1914 г. генерал-майору Архангельскому пришлось разбирать одно весьма щекот­ливое дело.
К нему обратилось за разъяснениями командование 43-й пехот­ной дивизии в связи с производством в чин прапорщика армейской пехоты запаса, отбывшего воинскую повинность вольноопределяю­щегося Георгия Николаевича Мейнгарда.

«Начальнику 43-й пехотной дивизии.
Не подлежит оглашению.

Для документального установления, к какой национальности принадлежит унтер-офицер Мейнгард, так как фамилия его вну­шает сомнение в принадлежности его к коренной русской нации. Помощник Дежурного генерала Главного Штаба генерал-майор Архангельский» [1].
Как известно, в Российской Империи национальность поддан­ных определялась не национальностью, а вероисповеданием. Поэ­тому никого не удивляли генералы с такими фамилиями, как фон Сиверс, Флуг, Штубендорф, Синклер или Барклай де Толли. Тем не менее, дело унтер-офицера с нерусской фамилией Мейнгард получило дальнейшее развитие.
«Начальник Штаба 43-й пехотной дивизии. Сообщаю, что точных сведений о вероисповедании служившего во временно командуемым мною полку младшего унтер-офицера из вольноопределяющихся Георгия Мейнгарда не имеется. У Санкт-Петербуржского уездного воинского начальника выписки из метри­ческого свидетельства о крещении не имеется, и так же означенный, в семье не числится, в списках живущих в городе С.-Петербурге не значится.
Как видно из переписки, установить документально национальность унтер-офицера Г. Мейнгарда не представляется возможным, т.к. означенный вольноопределяющийся из города С.-Петербурга выбыл не известно куда.
13 декабря 1912 года» [2].

Конец этой переписке положило следующее письмо:

"Его Высокоблагородиию Господину Адъютанту 169-го Ново-Трокского полка.
Милостивый Государь!
Вследствии письма Вашего от сего февраля №168 на имя Георгия Николаевича Мейнгарда /на станцию.Окуловка, имение Жилинцы/ прилагаю при сем метрическое свидетельство моего брата Георгия Мейнгарда, выданное Санкт-Петербужским Адмиралтейским собором 11 сентября 1889 года за №5164 и Свидетельство департамента Герольдии Правительствующего Сената от 31/Х1 1899 года за №4340. Покорнейше прошу возвратить таковые по миновании надобности по адресу: Санкт -Петербург, Васильевский остров, 16 линия, Д.№ 35, кв. 30. Дмитрию Николаевичу Мейнгарду.
15 февраля 1913 года Д. Мейнгард» [3].

В Послужном списке младшего унтер-офицера из вольноопре­деляющихся 169-го пехотного Ново-Трокского полка Г.Н. Мейнгар­да содержатся следующие сведения: личный почетный гражданин, незаконнорожденный, родился 25 августа 1891 г., вероисповедания православного, холост. Окончил полный кypс в Санкт-Петербург­ском реальном училище Карла Мая — свидетельство от 1/У1 1911 года. По отбытии воинской повинности в 169-м пехотном полку, расквартированном в Вильне, он успешно выдержал все испытания, положенные для производства в первый обер-офицерский чин, о чем и был подан рапорт по команде, положивший начало переписке, затронувшей даже Дежурного генерала Главного Штаба Российской Императорской армии [4].
Была ли почва, для сомнений у генерала Архангельского? Отчасти была. Предок Георгия Мейнгарда — Адольф-Густав Мейнгардт - действительно эмигрировал из прусского города Штральзунда в Россию около 1805 г. Прожив большую часть своей жизни в России, Адольф-Густав Мейнгардт сохранял прусское подданство. Родившиеся уже в России его сыновья — Пауль, Андреас, Адольф, Николай и Александр, присягнули на русское под­данство. Андреас Мейнгардт окончил медико-хирургическую ака­демию в российской столице и со временем достиг чина тайного советника. По его стопам пошел сын Николай. Окончив Военно-медицинскую академию, которая раньше называлась Медико-хи­рургической, он стал врачем-хирургом, инспектором придворной медицинской части, дослужившись до чина действительного статс­кого советника [5].
Своим незаконнорожденным сыновьям — Георгию и Дмитрию он дал свою фамилию, которая к тому времени чаще писалась как Мейнгард, а не Мейнгардт.
Едва ли в годы Великой европейской войны 1914 г. у генерала А.П. Архангельского было время и желание проследить дальней­шую судьбу своего "подопечного" Г.Н. Мейнгарда. Но если он вни­мательно просматривал газету "Русский Инвалид", то сомнения его рассеялись. Ибо в списках награжденных русских офицеров, имя Георгия Мейнгарда встречалось неоднократно.
После отбытия воинской повинности, Георгий Мейнгард вер­нулся в свой родной город — Петербург, где его застала мобили­зация, объявленная в России в июле 1914 г. В июле 1914 г. прапор­щик армейской пехоты запаса Мейнгард был призван на действи­тельную воинскую службу по столичному военному округу и нап­равлен в 306-й пехотный Мокшанский полк. Согласно архивным документам, Мокшанский полк был сформирован 17 июля 1914 г. в Адмиралтейской слободе близ Казани, где получил хранившееся в 162-м Ахалцыхском пехотном полку знамя 306-го пехотного Мок шанского полка. Этот полк участвовал в Русско-японской войне, а по окончании войны был расформирован.
Вот какие свидетельства сохранились в фонде 306-го Мокшанского полка в Российском Государственном военно-историческом архиве:
"16 июля 1914 г. Высочайшим Указом объявлено мобилизация. Согласно Указу 17 июля приступлено к формированию 306-го пехотного Мокшанского полка. Кадр офицеров и нижних чинов выделен из 162-го пехотного Ахалцыхского полка, расквартированного в Казани" [6]. Нижние чины полка были призваны главным образом из жителей Казани и не из новобранцев, а запасных. "29 июля 1914 г. в расположение полка прибыли прапорщики Чистяков, Мейнгард, Лимберг, Рошковский, Глаштром" [7].
13 августа 1914 г. Мокшанский полк пятью с половиной эшелонами выступил в действующую армию по маршруту: Алатырь —Рузаевка — Рязань — Москва — Ржев — Великие Луки — Молодечно — Волковысск — Черняхов — Варшаву». Полк был включен в состав 2-й армии Северо-Западного Фронта.
В составе этой армии полк принимал участие в Знаменитой Варшавско-Ивангородской операции, ведя бои на подступах к Варшаве осенью 1914 г.
В декабре 1914 г. в командование Мокшанским пехотным пол ком вступил полковник Генерального штаба С.Е. Вялов, оставивший по себе добрую память у своих однополчан. Тем временем, вопреки опасениям генерала А.П. Архангельского, Г.Н. Мейнгард тянул свою лямку.
"Высочайшим приказом за отличие в делах против неприятеля производится прапорщик запаса армейской пехоты, призванный по Петроградскому округу Мейнгард Георгий /Мокшанский пехотный полк/ в подпоручики с 4 февраля 1915 года"[8]. "За отличия в делах против неприятеля пожалован орден Св. Равноапостольного Кн. Владимира 4 ст. с мечами и бантом подпоручику Георгию Мейнгарду — Мокшанский пехотный полк"[9].
1915 г. вошел в историю Великой войны для русских войск, как год "Великого отступления". В начале мая 1915 г. Мокшанский пехотный полк, бывший в составе 77-й пехотной дивизии, с которой была слита Кавказская стрелковая дивизия, вошли в состав Сводного корпуса, которым командовал генерал Истомин ,6 мая 1915 г. Мокшанский полк атаковал противника y польской деревни Моковиска. В бою мокшанцы потеряли трех офицеров убитыми и пятерых раненными, среди которых был и Георгий Мейнгард. Нижних чинов полк потерял 987 человек убитых и раненными. Деревню взять так и не удалось. Дважды приходилось принимать меры к молодым солдатам из пополнения. О ранении подпоручика Мейнгарда так же сообщалось в "Русском Инвалиде"[10]. Тем временем 306-й Мокшанский полк был переброшен на Югo-Западный фронт и включен в состав 8-й армии генерала А.А.Брусилова.
По выздоровлении Мейнгард вернулся в стpoй и со своими однополчанами принял участие в знаменитом Брусиловском прорыве. Полк наступал от Любашева до ж/д Ковель— Луцк в направлении на реку Стоход. Вот как об этом сообщалось в Журнале военных действий 306-го Мокшанского полка:
"22 июня /1916 г. — прим. автора/ в 18.30 при поддержке бата рей легкой и тяжелой артиллерии батальоны наступали волнами. Под губительным ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем противника перешли болото и стремительно бросились на противника, разрывая и разрезывая проволочные заграждения. В 20.15 высота 87,0 после отчаянного сопротивления была взята. Нужно побывать на месте сражения, что бы составить представление о том ужасном разгроме противника, который подвергся огневому охвату сосредоточенного артиллерийского, ружейного и пулемет­ного огня: вся внутренность высоты представляла площадь, усеян­ную трупами, в каждом блиндаже были убитые и раненные; остальное сделала дружная и неотразимая атака пехоты.
Особо отличившиеся офицеры: Подпоручик Мейнгард /провел батальон через трудно проходимые искусственные препятствия и захватил 1 действующий пулемет/" [11]. При продвижении на Медвежья — Гута — Литовская из предо­сторожности в этом направлении двинуты 2 роты с пулеметами под командованием командующего 4-м батальоном Подпоручика Мейн-гарда, который назначен ответственным начальником правого кры­ла боевого порядка" [12].
За первые дни летнего наступления мокшанцы взяли в плен 1081. нижнего чина и 15 офицеров Австро-Венгерской армии, 5 тяжелых орудий, 1 прожектор, 501 винтовку. Но в тех боях на реке Стоход и сами понесли тяжелые потери — попал в плен раненым и умер в плену командир полка полковник Вялов. Подпоручик Мейнгард был ранен во второй раз за текущую кампанию. Он был эвакуирован в тыл. Ранение очевидно было серьезным. Довольно продолжительное время он находился в Петрограде и даже попал в адресную книгу на 1917 г. Участие же в кампании 1916 г. было отмечено двумя орденами. "Утверждается пожалование за отличие в делах против неприятеля ордена Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом поручику Мокшанского пехотного полка Георгию Мейнгарду" [13]. "Утверждается пожалование за отличие в делах против неприятеля ордена Св. Анны 4-й ст. с надписью "за храб­рость" штабс-капитану Георгию Мейнгарду"[14].
Лишь в начале 1917 г. штабс-капитан Мейнгард вернулся в свой полк, входивший в состав 8-й армии Юго-Западного фронта. Приказ по полку гласил: "Прибывшего в полк по выздоровлении после ранения штабс-капитана Мейнгарда с 10-го февраля пола­гать на лицо" [15]. Первоначально он командовал 9-й ротой, но затем был назначен командиром 4-го батальона [16].
После Февральского переворота Юго-Западный фронт ещё до­вольно долго сохранял свою боеспособность, несмотря на появление всяческих комитетов. Офицеры пока имели авторитет. К таковым, судя по всему, относился и штабс-капитан Мейнгард. До 3 апреля 1917 г. он был членом общего собрания полкового комитета от офицеров. Летом 1917 г. на фронте развернулось движение по созданию разного рода новых, революционных частей — "батальонов смерти", "ударных батальонов" и т.д. Таковой батальн был сформирован и из личного состава 306-го пехотного Мокшанского полка. Приказом по Мокшанскому пехотному полку от 27.08.1917. § 3, командующий 9-й ротой штабс-капитан Мейнгард приказом по 77-й пехотной дивизии назначен временно исполнять должность командира ударного батальона [17].
"24.08.1917 в 9 ч. 50 мин. согласно телефонограммы Начальника Штаба дивизии ударному батальону приказано собраться у моста через реку Гривну. В урочище Передлесье в полном походном снаряжении на смотр командира Корпуса. Командир батальона штабс-капитан Мейн гард. Происходил смотр ударному батальону поротно и каждой роте в отдельности была дана тактическая задача"[18].
В последующие месяцы штабс-капитан Г. Мейнгард оставался в той же должности: "Расписание занятий во временно командуемым ударном батальоне 2-7 октября 1917 г." составил и подписал штабс-капитан Г. Мейнгард. [19] Тогда же, в первых числах октября 1917 г. он командировался на съезд командиров ударных баталь­онов. В фондах 77-й пехотной дивизии имеется рукописный документ, подписанный штабс-капитаном Г.Н.Мейнгардом о cформи­ровании ударного батальона 77-й пехотной дивизии, для чего было выделено по одной роте из состава 305, 306, 307 и 308-го пехотных полков [20]. Осенью 1917 г. 77-я. дивизия дислоцировалась у реки Стоход. Сюда дошли вести о большевицком перевороте в Петро­граде. Комитеты Мокшанского полка, обсудив события 25 октября в столице, разошлись во мнении. Тем не менее, мокшанцы, очевид­но в первую очередь офицеры, решили считать "хозяином Земли Русской Учредительное Собрание".
Дальнейшие следы штабс-капитана Г.Н. Мейнгарда теряются в вихре последующих событий. 306-й пехотный Мокшанский полк был расформирован в марте 1918 г. Вероятно, какая-то часть чинов полка вернулась в Казань, где их полк формировался в 1914 г. Скорее всего с ними был полковник С.М. Торейкин — последний командир полка. Впослед­ствии С.М. Торейкин в чине генерал-майора воевал против больше­виков в составе белых войск Восточного фронта [21].
Г.Н. Мейнгард мог уехать со своими однополчанами в Казань. Однако более веро­ятным представляется его желание вернуться домой, в Петроград. При этом надо помнить, что многие русские офицеры погибли зимой 1917/ 1918 гг., пытаясь добраться к себе домой. Во всяком случае, ни имен братьев Георгия и Дмитрия, ни имени их родителя Николая Андреевича в справочных книгах Петрограда за 1924-й и последующие, годы не встречается. И это не удивительно, ведь по оценкам самих петербуржских историков, в 1918-1920 гг. в Петро­граде только от голода погибли около 60 тыс. человек. Не говоря уже о красном терроре.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. РГВИА, ф.400, оп.9.,д.34164, л.л.1253-1254. Формулярный список младшего унтер-офицера Г.Н. Мейнгарда.
2. там же.
3. там же.
4. там же.
5. Весь Петербург на 1902 год. Слб, 1901 г., РГВИА, ф. 409, оп..2, д.№135 - 079. Послужной список старшего врача Александро-Невского резервного батальона Н.А.Мейнгарда.
6. РГВИА ф.2915., оп.1,д.№81. Журнал военных действий 306-го Мокшанского пехотного полка" 10 июля - 31 декабря 1914 г.
7. Там же.
8. Русский Инвалид, .№196 05.11.1915.
9. Русский Инвалид, .№273 26.11.1915 г.
10. Русский Инвалид, №299 8.11 1916 г.
11. Журнал военных действий 306-го пехотного полка. 22 марта - 30 июня 1916 г., РГВИА, ф. 2915, оп.Л, д.№91.
12. Там же.
13. Русский Инвалид, №299 8.11.1916.
14. Русский Инвалид, №310 19.11.1916.
15. РГВИА, ф. 2915, оп.1, д.№159.
16. РГВИА, ф. 2915, оп.1, д.№161.
17. РГВИА, ф. 2915, оп.1, д.№160.
18. РГВИА, ф. 2915, оп.1, д.№97.
19. РГВИА, ф. 2407, оп. 2, д.№40.
20. РГВИА, ф. .2407, оп. 2, д.№ 40.
21. "Волков С.В. Энциклопедия Гражданской войны. Белое движение, Спб, Издательский Дом "Нева" — Москва, Издательство "ОЛМА — ПРЕСС", 2002, с. 561.



Дополнительные материалы:

Фотолетопись:
Поиск учеников школы


 

09.06
День рождения выпускника нашей школы, дейст. чл. АН СССР Н.П.Горбунова
20.06
День рождения выпускника нашей школы, чл.кор. АН СССР Н.Н.Качалова
25.06
День рождения выпускника нашей школы, русского художника А.Е.Яковлева
07.07
День рождения выпускника нашей школы, действ. чл. АХ СССР О.Г.Верейского
12.07
День рождения бывшего ученика нашей школы, контр-адмирала, писателя, В.А.Петровского
22.07
День рождения выпускника нашей школы, действ. чл. АХ СССР В.А.Леняшина





















2009-2020 ©
Разработка и сопровождение сайта
Яцеленко Алексей