Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Новости        Музей        Гостевая книга        Контакты       

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856 - 1918     1918 - 1937     1937 - 1944     1944 - 2009    
Педагоги. Годы работы



Периоды:











Мария Фёдоровна  Крюгер (Заринская)


01.02.1900 –14.09.1989


выдающийся музыкант и педагог


заслуженный работник культуры РСФСР


преподавала в нашей школе русский язык
и хоровое пение в 1919 – 1925 гг.

* * *








---






























Мария Фёдоровна родилась в Санкт-Петербурге 19 января (1 февраля по новому стилю) 1900 года в семье архитектора-художника, губернского секретаря, лютеранина Фёдора Эдуардовича Крюгера и православной Марии Андреевны (ур. Васильевой). Девочка родилась на 8-ой линии Васильевского острова, в доме, построенном по проекту её отца. Фёдор Эдуардович служил в Главном акциозном управлении. Мария Андреевна была высокообразованной женщиной, окончила Бестужевские педагогические курсы со званием домашней наставницы, знала языки, играла на фортепьяно. 
В семье помимо Марии было ещё трое детей – братья Сергей и Владимир и сестра Надежда. Семья была необыкновенно дружной, в доме царил культ трудолюбия, красоты, изящества и творчества. Все дети любили рисовать и музицировать, часто пели, нередко звучали немецкие песни. 
Мария и Надежда по окончании частной гимназии М. Д. Могилянской учились в Петроградской консерватории, затем окончили Институт истории искусств. Девушки прекрасно владели французским и немецким языками. Мария в консерватории занималась в классе рояля и в сольном классе профессора С.Н. Гладкой. С 1919 по 1925 г.г. Мария Фёдоровна преподавала в нашей школе русский язык и хоровое пение. 
 

Ниже приводится отрывок из воспоминаний выпускницы 217-й школы 1928 г. Нины Евгеньевны Чернышёвой (ур. Митропольской, 1912 – 2003):
«… Об уроках пения у меня сохранились хорошие воспоминания. Их вели Мария Фёдоровна Крюгер и Елизавета Михайловна Трофимова. Обе они любили свой предмет и любили детей. На уроках пения давались некоторые элементы музыкальной грамоты. Я помню почти всех своих школьных учителей, и сохранила о них добрую память. В школу всегда шла с желанием, в ожидании новых знаний. Подавляющее большинство уроков были интересные, поскольку они проводились учителями высококвалифицированными, любящими своё дело. В этом продолжались традиции гимназии Карла Мая».  С полной версией воспоминаний Нины Евгеньевны Чернышёвой (Митропольской) можно ознакомиться в книге Н.В. Благово [1]. 

Педагогическую работу в школе Мария Фёдоровна успешно совмещала с учёбой на литературном отделении Высших государственных курсов при институте истории искусств в г. Ленинграде. По окончании она получила звание литературоведа с широкими знаниями истории, истории литературы, педагогики и языков. Не оставляла она и музыку: занималась вокалом у М.И. Фигнер, пела в студенческом хоре консерватории, руководимом профессорами А. Егоровым и В. Степановым. 
Все последующие годы посвятила Мария Федоровна главному своему увлечению – хоровому искусству, воспитанию не только хоров и хоровиков, но и руководителей хоровых коллективов. В 1928 – 1929 г.г. читала курс методики музыкального воспитания детей в Педагогическом институте имени Герцена. М.Ф. Заринская десять лет руководила детским хором Дома пионеров Василеостровского района (хор занял 1 место на Всесоюзной олимпиаде 1940 года). С 1932 года        являлась городским методистом по всем видам музыкального воспитания детей и заведовала городским музыкальным кабинетом при Ленинградском Доме художественного воспитания детей, с 1937 года - городским музыкальным кабинетом Ленинградского Дворца пионеров (ЛДП), а с 1945 года по линии ЛДП руководила хоровой работой всех 15 районных Домов пионеров. 
В 1936 году М.Ф. Заринская была приглашена в Ленинградскую государственную консерваторию (ЛГК) на должность заведующей кафедрой вновь организованного музыкально-педагогического факультета Ленинградской государственной консерватории, а также на педагогическую работу в качестве старшего преподавателя этого факультета, где вела курсы по специально написанной ею «Методике детского хорового пения» и «Детской хоровой культуре с 1860 по 1937 год.». (ЛГК, 1936 – 1942, 1945 – 1949 годы). С 1944 по 1949 г. руководила объединённым хором музыкальной школы-десятилетки при ЛГК. В 1952 – 1957 г.г. руководила хоровым отделением Музыкальной школы-десятилетки при ЛГК. Работала в детской секции Ленинградского Отделения (ЛО) Союза композиторов. Являлась членом правления ЛО Всероссийского хорового общества. 
В 1941 г. Мария Фёдоровна осталась в Ленинграде, состояла в группе ПВО при Консерватории, участвовала в оборонных работах. В 1942 г. эвакуировалась в Алтайский край, где преподавала русский язык и литературу и, конечно, руководила художественной самодеятельностью. В 1944 г. по вызову Дворца Пионеров, где работала с 1937 года, Мария Фёдоровна вернулась в Ленинград, стала художественным руководителем хора школьников, а с 1954 года – и молодёжным хором, который возник во Дворце пионеров из хористов детского хора, окончивших школу. В 1960 году этот хор, сформировавшийся как женский, перешёл из Дворца пионеров во взрослую самодеятельность. Бессменным руководителем Академического женского хора Дворца культуры и техники имени В.В. Капранова вплоть до 1989 года была Мария Фёдоровна Заринская. 

Мария Фёдоровна трагически погибла в 1989 г. Похоронена на Богословском кладбище Санкт-Петербурга. А хор, которому она отдала 45 лет своей жизни, поёт и в наши дни. Теперь это Народный коллектив Дворца культуры имени А.М. Горького Академический женский хор имени Марии Фёдоровны Заринской. 

В ответ на нашу просьбу дополнить страничку Марии Фёдоровны Крюгер, опубликованную на нашем сайте, мы получили прекрасный материал, подготовленный ученицей Марии Федоровны Тамарой Николаевной Лейкиной. 

Приводим эти трогательные тексты без сокращений и редакторской правки.  
«Мария Фёдоровна Заринская и созданный ею хор Академический женский хор имени Марии Фёдоровны Заринской имеет давнюю и славную историю. Некоторые его участницы поют в этом хоре с детства. В 1944 г. в Ленинградском Дворце пионеров на Фонтанке был организован детский хор, художественным руководителем которого стала Мария Фёдоровна Заринская, наделённая ярким, неподражаемым талантом музыканта и педагога. Щедрость её души, безграничная любовь к детям сотворили чудо: хористы по возрасту должны были покинуть Дворец пионеров и школьников, однако, оставались в хоре, организовался сначала молодёжный ансамбль, а затем и большой хор. Вместе с руководителем этот хор в 1960 г. стал коллективом Дома культуры имени В.В. Капранова (позднее Дворца культуры и техники им. В.В.Капранова). 
Вскоре этот коллектив приобрёл известность и за пределами Петербурга: Академический женский хор - неизменный участник Праздников Песни в Таллине, Риге (на международном конкурсе хоров в Таллинне в 1972 г. завоевал золотую медаль), по приглашению музыкальной общественности союзных республик хор с успехом гастролировал в Ереване, Тбилиси, Запорожье, Бресте, много раз участвовал в вокально-хоровых конференциях Союза Композиторов в Москве, демонстрируя мастерство в исполнении произведений современных авторов (Мераб Парцхаладзе, Сергей Слонимский, Ефим Адлер, Анатолий Новиков, Георгий Свиридов и др.) и живое подтверждение методики работы М. Заринской, изложенной ею в статьях:
«Работа
         над звучанием детского хора» ( сборник «Воспитание и охрана детского голоса»-изд. АПН РСФСР,1953),
«Особенности обучения в женском молодёжном хоре» (сборник «Развитие детского голоса» -Москва, изд. АПН, 1963),
«От детского хора до народного коллектива» (сборник «Могучее средство воспитания» -Ленинград, Музыка, 1978).

 * * * 

Мария Фёдоровна Заринская родилась в Петербурге 1 февраля 1900 г. в семье петербургского архитектора Фёдора Эдуардовича Крюгера и Марии Андреевны (до замужества Васильевой). Получив прекрасное домашнее воспитание, окончила с золотой медалью гимназию М.Д. Могилянской.
Домашнее музыкальное образование позволило ей поступить в Петроградскую консерваторию по классу рояля. Её педагогами были В.И. Скрябина, а затем профессор В.Ф. Дауговет . Но из -за болезни руки (перетрудила!) курс пришлось оставить. Одновременно проходили занятия вокалом в классе профессора С.Н. Гладкой, но после отъезда педагога класс был расформирован. Это было трудное время для России, для каждой семьи и для семьи Крюгеров.
Род Крюгеров в Петербурге один из очень старинных и разветвленных. Нельзя сказать твердо, были ли эти люди выходцами из Германии и каких времен, но, по крайней мере, с начала XIX века прослеживается активное участие представителей рода в общественной, научной и культурной жизни нашего города. Прадед Марии Федоровны, Федор Крюгер, в 20-30-х годах работал по гостиничному делу, а сыновья его, Даниил и Эдуард, открывают уже художественную страницу этой ветви рода. Так сложилось, что архитектор, художник Даниил-Генрих-Адольф Федорович (род. 1834), работал больше в Риге. Эдуард-Готлиб-Фридрих (1829 - 1897), дед Марии Федоровны, поступил в Императорскую Академию художеств (ИАХ), окончил ее с серебряной медалью, позднее стал академиком архитектуры. Он женился на Каролине Трислер, тоже из немецкого рода. В этой семье выросло 10 детей, трое из них – сыновья Фридрих-Якоб-Вильгельм, отец Марии Федоровны, и Эдуард, а также зять Альберт Бибер становятся по примеру отца семейства архитекторами, все оканчивают ИАХ и строят, строят. Дома их постройки украшают Васильевский остров, Невский проспект и улицы Герцена, Марата и Восстания. Приметен дом Городского кредитного общества возле Александринского театра, с тяжелым рустованным низом и большими полуовальными венецианскими окнами, в стиле так называемого неоренессанса – этот дом Э.Ф. Крюгер построил в соавторстве с Виктором Шретером: ныне в нем помещается банк «Санкт-Петербург» (пл. Островского,7). 
Вся жизнь рода так или иначе была связана с Васильевским островом. В доме 32 на 15 линии жили молодые Крюгеры (Эдуард-Готлиб-Фридрих с женой Каролиной). Оттуда, по соседству, ходили сыновья Эдуард и Федор в Академию Художеств. Федор Эдуардович, начинающий архитектор, будущий отец Марии Федоровны, женившись на Марии Андреевне Васильевой, из родительского дома, как было принято, уехал, но вместе с отцом и братом взялся за перестройку купленного на 8-линии Васильевского острова дома № 7, который их стараниями стал четырехэтажным, солидным. Перестройка была завершена в 1897 г., и в него переехало все большое семейство. Их потомки в трех поколениях оставались в доме до самого недавнего времени, пережив потрясения Октября и блокады, наводнения 1924 года и чисток 30-х. В нем родилась и Мария Крюгер.
В квартире на 4-ом этаже она с мужем пережила блокаду, а по возвращении из эвакуации пришлось жить в одной комнате двум семьям сестёр Марии Фёдоровны и Надежды Фёдоровны, так как во время их отсутствия квартиру заняли люди из разрушенного дома. Лишь после 1965 года, когда при содействии дирекции Дворца культуры им. В.В.Капранова и Областного Совета профсоюзов за заслуги в деле художественного воспитания трудящихся Марии Фёдоровне было присвоено звание «Заслуженный работник культуры РСФСР», появилась возможность предоставить семье Заринских отдельную квартиру на Наличной улице. Впоследствии дом №7 претерпел капитальный ремонт, нет теперь парадного входа с 8-ой линии – во все квартиры попадают с Днепровского переулка. 

Мария Фёдоровна Заринская была широко образованным человеком: знала немецкий язык в совершенстве, французский, испанский, итальянский языки; её сердце было раскрыто для тонкого и чуткого восприятия поэзии А. Блока, А. Ахматовой , Н. Гумилёва… До последних дней жизни читала наизусть А. Пушкина («Песнь о вещем Олеге», первые шесть глав «Евгения Онегина», стихи), М. Лермонтова, А. Плещеева, А.К. Толстого. Обладая богатым внутренним миром и высочайшей культурой прошлого, Мария Фёдоровна с интересом относилась и к музыкальной, художественной, поэтической культуре второй половины ХХ века: посещала выставки Пабло Пикассо, Ренато Гуттузо, слушала и джазовые композиции, побывала и на концерте группы «Машина времени» (рассказывая об этом, она добавила:«правда, старше меня на этом концерте никого не было»). Это была яркая творческая личность – она писала стихи, ставила спектакли для коллективов детей, с которыми работала, ею было создано много переложений музыкальных произведений для женского состава хора, написаны статьи об охране детского голоса, о работе с хоровым коллективом. Один из концертов Академического женского хора в Капелле, посвящённый 30-летию снятия блокады (и 30-летию хора, рождённого в 1944 году, начинался стихотворением Марии Фёдоровны:

Ещё не наступил войне конец,
Но шла в Берлин дорога,
И пионерский наш Дворец
Стал оживляться понемногу. 
В его спасительную твердь
Под своды белой колоннады
Шли дети, видевшие смерть
И пережившие блокаду… 
 

Талант музыканта, яркий педагогический дар, чуткая поэтическая натура и горячая любовь к детям сплелись воедино в облике этой удивительной женщины. Мария Фёдоровна Заринская 45 лет руководила созданным ею коллективом, а точнее сказать, растила и пестовала его. Этот хор и сейчас поёт, участвует в Хоровых ассамблеях Петербурга, в фестивалях и конкурсах. В Академическом женском хоре имени М.Ф. Заринской до сих пор поют бывшие хористы детского хора Дворца пионеров, Правда, в последние годы всё чаще приходится встречаться не только на репетициях: проводы в последний путь хоровых подруг полны печали, скорби… Горечь утраты в 1989 году дорогого и любимого руководителя хора не затмила того света, которым одарила каждую хористку Мария Фёдоровна. 
В архиве хора сохранился нигде не напечатанный некролог, написанный Галиной Баранчук в день прощания с Марией Фёдоровной: 
Вчера, 20 сентября 1989 года, мы прощались с нашей дорогой Марией Фёдоровной Заринской, жизнь которой прервалась жестоко и нелепо... А потому вчерашний день не был в ряду обычных дней – это был День Посвящения человеку, который прожил без малого 90 лет, и каких лет... 
Есть люди на сейчас и сегодня – они проходят и угасают со своим временем, но есть люди, их немного, которые – навсегда, они принадлежат вечному и вечности. Эти люди – явления. Таким явлением и была Мария Фёдоровна Заринская. 
Природа создала Её кристаллом дивной силы и чистоты. Это был самородок, который вобрал в себя столько граней, что их пока трудно даже оценить. Огромное человеколюбие, открытость людям, щедрость таланта, высочайший аристократизм духа, внимание, участие ко всем и вся и к тому же искрящаяся живая женская натура, огромная требовательность к себе, совершенно детское жизнелюбие, умение удивляться и удивлять... и ещё, и ещё... 
Она, соединившая в себе две эпохи, была свидетелем великого трагизма, в который была ввергнута Россия, теряя интеллигенцию и интеллигентность, а с ними и русскую душу, которая кристаллизовалась в ранние времена христианского подвижничества. Наше время – это время скорбных крушений, потерь, разорения, развенчания – это преступление, вершившееся против русского духа и в конечном счёте, русской нации как таковой.
Но в чём же феномен Заринской? Она, пришедшая из прошлого века, среди безумия всех этих десятилетий несла удивительной силы светлые начала, которые соединились в величии духа и таланта. И это делает её человеком-гуманистом, национальным достоянием, а потому Мария Фёдоровна дана каждому из нас и миру в целом и вечности... 
В ней жила исключительная способность любить всех и вся, вне рангов и достоинств. Эта маленькая изящная женщина обладала удивительным полюсом притягательности, полюсом магии. В её присутствии нельзя было быть примитивно-будничным. Это был уровень, который обязывал. В ней было столько ярких качеств и не было одного – равнодушия, того, что делает человека безликим, бесхребетным, что растворяет индивидуальность, что разъединяет и, в конечном счёте, санкционирует, хотя и не напрямую, преступления. А потому мы не можем не испытывать чувства вины перед этим светлым человеком, который не ведал этого порока. Её уход – это завещание нам, живущим, быть сегодня и завтра всё-таки чище, всё-таки внимательнее друг к другу, ответственнее, добрее и щедрее и обрести в конце-концов ту великую силу любви, которой в полной мере обладала Мария Фёдоровна и которую хотела видеть в каждом из нас.
Это и есть уровень Заринской, который мы знаем, чувствуем и который обязывает душу трудиться неустанно...» 

Мария Фёдоровна Заринская осветила путь в музыкальный мир многим своим ученикам - Елена Образцова, Надежда Юренева, Тамара Новиченко, Макар Алпатов, Марианна Евсеева, Ирина Смирнова, Ирина Кулешова, Мария Гольденшлюгер, Элла Десюкевич и ещё многие-многие другие всегда с благодарностью вспоминают своего Учителя. В яркой творческой жизни М. Ф. Заринской большое место занимало общение с музыкантами – хоровиками, с композиторами: незабываемыми остаются в памяти участниц хора встречи с Александром Васильевичем Свешниковым, Исааком Дунаевским (хор был первым исполнителем песни «До чего же хорошо кругом!»), с Анатолием Григорьевичем Новиковым, с Сергеем Слонимским, с совсем ещё молодым студентом Консерватории Георгием Портновым… Марию Фёдоровну уважали такие мастера, как Густав Эрнесакс, Григорий Сандлер, всегда с благодарностью и почитанием говорит о ней Владислав Чернушенко, назвавший однажды М. Ф. Заринскую «Музыкальной жемчужиной России». Приводим здесь стихотворение, написанное Марией Федоровной в последний год жизни и адресованное самой себе, которое так и называется: 
 

Самой себе 

Мне много лет,
Но я еще тружусь
И не стыжусь,  
А чуточку горжусь,  
Что все еще стою на сцене    
Перед хором. А женский хор –
Что может быть нежней?  
(Особенно – для наших жестких дней).  
Пусть возраст мой  Не будет мне укором.  

(1989 г.) 
 

А вот несколько воспоминаний хористов и людей, которые так или иначе были связаны с Марией Федоровной творчески:  

«С детства я полюбил хоровое пение, потому что у нас в Музыкальной школе-десятилетке при Ленинградской консерватории хор вела Мария Федоровна Заринская, которая одинаково обожала и детей, и хоровую музыку. Это терапевтическое тепло передавалось нам, глубоко впитывалось, грело душу, слух, голосовые связки. И хоть времена были сталинские сороковые, но легко и радостно было на душе в скромном хоровом классе на последнем этаже, под крышей… Благодаря таким редким людям, как Мария Федоровна, живет и будет жить детское ( и не только детское) хоровое пение, а благодарное искусство – музыка - будет родным и понятным с ранних лет».    
Сергей Слонимский, композитор 
 

«Мария Фёдоровна приучила меня к музыке, «влюбила в пение» и была первой, кто дал мне веру в то, что я смогу стать певицей. Я ходила на хор, как за счастьем».
Елена Образцова, Народная артистка СССР 

«Родной Дворец… С ним связаны самые светлые воспоминания моего отрочества и юности. Мария Фёдоровна удивительным образом сочетала широкий жанровый диапозон интересов в музыке с непреложным следованием хоровой традиции, основанной на высочайшей музыкальной культуре. Каждый из нас, прошедших школу Марии Фёдоровны, несёт в своём мироощущении «вирус МФЗ». Не важно, кто из нас стал профессионалом, а кто остался любителем – всех она
  сделала музыкантами. Светлая ей память!»
Валерий Аскинази, дирижёр, педагог, музыкант. 

«Дирижерские руки Марии Федоровны незабываемы. Они поют вместе с хором, рисуют поэтические образы, вызывают эмоциональное волнение и отклик хора и зала».
Эвелина Томсинская, хормейстер, музыковед. 

«Марии Федоровне удалось создать атмосферу взаимного интереса и доброжелательности, увлеченности общим делом. Многолетняя совместная работа спаяла коллектив, который осознает себя единой творческой семьей».
Ирина Кулешова, хормейстер, дирижёр.

«45 лет жизни Мария Федоровна посвятила нам – хору. Это нам она щедро дарила любовь, вдохновение, знания, наполняя нашу жизнь таким безмерным счастьем, что оно дает нам силы и сейчас жить, петь, растить детей и внуков».
Тамара Лейкина, учитель математики. 

А художественный руководитель Московского Камерного хора Владимир Минин замечательно сказал: «Да, на таких людях, как Мария Фёдоровна, в России держалось многое. Они не гнались за рекламой, не требовали к себе особого внимания, не кичились достигнутым. Они честно и добросовестно служили своему призванию, своей идее, являясь для окружающих живым примером – КАК и во имя ЧЕГО надо жить».  


Награды М.Ф. Заринской:

1952 г.    знак  «Отличник народного  образования»
1958 г.    орден  «Знак почёта»
1958 г.    медали  «За доблестный труд в  Великой Отечественной  войне» и  «За оборону  Ленинграда».
1965 г.    присвоено звание  «Заслуженный  работник  культуры  РСФСР»
1966 г.    установлена  персональная пенсия  республиканского  значения

С 1936 по 1989 год  получено свыше 50  почётных  грамот  Министерства  просвещения,  Всесоюзного  Центрального  Совета профессиональных  союзов (ВЦСПС),  дипломов  и  грамот  городских,  всесоюзных  и  международных   фестивалей  художественной  самодеятельности.

Источники: 

1. Н.В. Благово «Школа на Васильевском острове», Ч. II., СПб, 2009.  
2. Щиголев Н.Д. «Музыкальная жемчужина России», Санкт-Петербург, изд-во «Канон». 2000 г. 
3. Летопись художественного отдела Дворца творчества юных. Составитель М.Н.Евсеева, СПб, 2000 г. 
4. Олег Сердобольский. «К ней на хор ходили «как за счастьем»//газета «Невское время», 04.02.2015 г 
5. Материалы личного архива Тамары Николаевны Лейкиной  


Информационную страницу сайта подготовили Галина Александровна Баранчук, Мурат Тимурович Валиев и Тамара Николаевна Лейкина © (Все – С.-Петербург). 08.12.2015   


Дополнительные материалы:


Фотолетопись:



























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей
Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Музей        Гостевая книга        Контакты