Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Новости        Музей        Гостевая книга        Контакты       

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856 - 1918     1918 - 1937     1937 - 1944     1944 - 2009    
Педагоги. Годы работы



Периоды:










Александр Лаврентьевич Липовский 

1867 – 11.01.1942

педагог

историк

славяновед

директор гимназии и реального
училища К.Мая в 1906 -1920 г.г.





 




.









   
Александр Липовский получил среднее образование в Туркестане, окончил с золотой медалью Ташкентскую гимназию. В музее школы К.Мая хранится подлинник свидетельства о окончании гимназии.
Продолжил образование в Санкт-Петербургском университете. Ещё в студенческие годы Александр Липовский проявил серьёзный интерес к истории славян и в особенности к сербско-хорватской литературе, в изучении которой он вскоре добился заметных успехов. Учась на третьем курсе, он написал научную работу «Историко-литературное значение Ивана Гундулича». Автора этого исследования Совет Императорского С.-Петербургского Университета решением от 30 января 1889 г. отметил награждением золотой медалью, «в удостоверение» чего ректором было выдано свидетельство № 243 от 6 февраля 1889 г. Полный университетский курс он окончил осенью 1890 г., получив 22 ноября диплом первой степени № 10545. Благодаря проявленным способностям к научной работе, А.Л. Липовский с 1 декабря 1890 г. был оставлен на два года при университете для «приготовления к профессорскому званию» по кафедре славянской филологии с назначением стипендии 600 руб. в год. 

Однако Александр Лаврентьевич не счёл возможным посвятить всё время научной работе, и с 1 сентября 1891 г. приступил к работе в должности сверхштатного преподавателя истории и географии в гимназии и реальном училище К. Мая. Ровно через два года молодой педагог был перемещён в число штатных сотрудников, оставаясь в этой должности вплоть до осени 1906 г. Почти сразу он, наряду с историей, стал вести уроки русского языка в старших классах, в то же время полностью отказавшись от преподавания географии. 

Научная работа на кафедре завершилась успешной сдачей экзаменов на степень магистра славянской филологии 28 ноября и 19 декабря 1892 г., 13 и 15 февраля 1893 г. 

Всю последующую жизнь А.Л. Липовский, не оставляя преподавательской деятельности, успешно и плодотворно занимался историей русской и славянской литературы. Он принимал непосредственное участие в составлении и редактировании издававшихся Отделением русского языка и словесности Академии наук (ОРЯС) библиографических ежегодников — «Славяноведение в повременных изданиях [за 1900 г.]» и «Славяноведение в 1901 г.», публиковал в «Известиях ОРЯС» обзоры новинок хорватской литературы, в качестве автора многих биографических материалов длительно и активно сотрудничал в возглавляемом с 1891 г. С.А. Венгеровым (1855–1920) отделе литературы редакции «Энциклопедического словаря», издававшегося Ф.А. Брокгаузом и И.А. Ефроном. В общей сложности перу А.Л. Липовского принадлежит более двухсот статей научного и просветительского характера, опубликованных в различных периодических изданиях, в особенности в журнале «Русская школа». Наряду с этим он написал несколько научных монографий, первая из которых «Хорваты» вышла в свет в 1906 г. В этой книге было дано лучшее по тем временам описание истории, жизни, быта и литературы Хорватии и Словении. В дальнейшем он стал много и тщательно изучать творчество русских писателей XVIII и XIX вв., постепенно выработав свой собственный взгляд на развитие русской литературы того периода. Результатом этих исследований стали книги: «Итоги русской литературы XVIII века» (изд. в 1910 г.), «Очерки по истории русской литературы XIX века» (изд. в 1912 г.), и, наконец, обобщающая монография «Очерки по истории русской литературы от эпохи Петра Великого до Пушкина» (изд. в 1912 г.). Последняя книга получила широкое распространение и разнообразные, но весьма благожелательные отклики. Так, Министерство народного просвещения в своём отзыве отмечало, что книга написана живым литературным языком и позволяет считать автора писателем, самостоятельно продумавшим историю русской литературы. Журнал «Русская школа» в сентябрьском номере за 1912 г. поместил рецензию, где подчёркивалось, что А.Л. Липовский «очень серьёзно изучил эпоху и владеет материалом как учёный-специалист». Критик выделял также внимательное отношение автора к развитию не только литературы, но и общественных идей, обращал внимание на впервые столь полно и ярко представленные взгляды А.Н. Радищева, отметил, что эта книга, благодаря новизне изложения материала и умелому его расположению, «должна быть признана лучшей из существующих пособий для изучения литературы XVIII века в школе». Прежде чем публиковать тот или иной материал, Александр Лаврентьевич обычно обсуждал его с коллегами, делая сообщение на рассматриваемую тему в том или ином кружке или обществе, членом которых он, как правило, являлся. Он состоял активным членом руководимого академиком А.А. Шахматовым (1864–1920) «Славянского библиографического кружка», участвовал в работе неославистского кружка «Славянская беседа», с самого основания, в 1899 г., принимал «ближайшее участие» в деятельности «Русского библиологического общества», был делегатом Всероссийского съезда преподавателей русского в средней школе, проходившего в Москве с 27 декабря 1916 г. по 5 января 1917 г. Накануне октябрьских событий 1917 г. А.Л. Липовский достиг положения одного из крупных славяноведов России, чьи заслуги в этой области были значительны и неоспоримы.И в новых, сложных послереволюционных условиях он остался верен себе, продолжая заниматься любимым делом — в Государственном институте научной педагогики руководил кабинетом русского языка, на Высших курсах П.Ф. Лесгафта являлся деканом отделения народного образования, был деятельным членом «Общества по изучению русского языка и словесности» и «Общества друзей Пушкинского заповедника». Следствием глубокого изучения творчества великого поэта явилась, в частности, прекрасная статья «Лирика Пушкина», в которой автор не только дал блестящую характеристику лирического направления в произведениях А.С. Пушкина, но и выступил против чрезмерного псевдореволюционного славословия тех лет. Наконец, в 1928 г. вышел в свет «Спутник преподавателя-словесника», одним из составителей которого, наряду с В.Е. Евгеньевым-Максимовым и А.И. Гурвичем, был А.Л. Липовский, творчески, с учётом новых условий и новой орфографии осмысливший в нём весь свой педагогический опыт. Это пособие оказалось настолько своевременным и востребованным, что было ещё раз издано в 1930 г.В педагогической деятельности с первых лет работы молодой учитель не ограничивался только программными уроками, но почти сразу, по своей инициативе, организовал просветительские беседы для старшеклассников. С целью расширения и углубления культурно-исторических сведений, которые учащиеся получают в школе, он начал с осени 1894 г. проводить цикл из 25 занятий по истории искусств. Эти лекции сопровождались иллюстрациями из имевшихся в школьной библиотеке книг и художественных атласов или показом репродукций картин. Программа этого курса была напечатана в ежегодном отчёте. Естественным продолжением таких уроков являлись экскурсии по залам Эрмитажа и Академии художеств. В следующем году в русле этой программы состоялись беседы по всеобщей литературе, во время которых были прочитаны: «Прикованный Прометей» Эсхила, «Антигона» Софокла, «Орест» Еврипида, «Облака» Аристофана, «Трёхгрошовый день» Плавта, «Ад» Данте, «Гамлет», «Король Лир» и «Отелло» Шекспира, «Скупой» и «Тартюф» Мольера, «Потерянный и возвращённый рай» Мильтона, «Чайльд Гарольд», «Манфред» и «Мазепа» Байрона, «Фауст» Гёте, некоторые сатиры Ювенала. После ознакомления с теми или иными произведениями ученики писали сочинения, демонстрируя таким образом степень усвоения прочитанного. Так, например, ученик VII класса Андрей Римский-Корсаков посвятил своё исследование теме «Орест Еврипида в сравнении с Орестом Софокла и Эсхила», а его одноклассник Лев Маков — теме «Гарпагон и Скупой Рыцарь». На дополнительных уроках у А.Л. Липовского в очередном учебном году разбирали новейшую русскую литературу, как тогда называли произведения авторов, которые появились после Н.В. Гоголя. И вновь эти школьные семинары завершались сочинениями. На этот раз А.Н. Римский-Корсаков проанализировал бытовую часть романа Л.Н. Толстого «Война и мир», а тот же Л. Маков — «Семейную хронику и детские годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова. Так, год за годом, еженедельно, по средам, после завтрака молодой учитель русского языка и литературы знакомил своих слушателей с образцовыми, как он говорил, произведениями отечественной и зарубежной литературы, читал их в классе, тут же обсуждал, под непоредственном впечатлением от прочитанного, помогал вырабатывать навыки чтения со смыслом, анализировал написанные сочинения — всё это вместе взятое на основе возникавшего общего интереса духовно объединяло и обогащало учащихся. Кроме этого, в 1898 г. А.Л. Липовский дважды выступил с литературными докладами: «Ф.И. Тютчев (1803–1873). Характеристика его поэтического творчества» (в связи с 25-летием кончины) и «О поэзии Некрасова». Оба были опубликованы в отчёте за 1897/1898 г. (Отчёт о состоянии гимназии и реального училища К. Мая в 1897–98 учебном году. СПб., 1899. Сс. 16–27). Постепенно, благодаря столь энергичной и разнообразной деятельности, А.Л. Липовский достиг положения одного из ведущих преподавателей школы. Начиная с 1895 г., он регулярно выступал с тематическими речами («О развитии идеализма в школе», о «Детстве и отрочестве» Л.Н. Толстого и т.п.) или отчётами во время годичных актов и даже иногда замещал директора. Его уроки всегда были прекрасно организованы и методически тщательно продуманы. Изложение материала, основанное на глубокой эрудиции, отличалось увлекательностью. Всё это в конечном итоге позволило молодому преподавателю приобрести известность и авторитет среди педагогической общественности города.Не ограничиваясь чисто преподавательской деятельностью, он также почти сразу проявил себя и как незаурядный педагог-методист, что не осталось без внимания со стороны соответствующих органов просвещения. Уже в 1897 г. его включили в состав «комиссии по пересмотру примерной программы курса истории в гимназиях и реальных училищах». Его вклад в разработку этого документа отметил благодарностью министр народного просвещения И.Д. Делянов. Позднее, в 1914 г., А.Л. Липовского пригласили изложить свои взгляды в аналогичной комиссии, но на этот раз посвящённой проблемам совершенствования преподавания русского языка. И в этом случае его деятельность была вознаграждена министерской благодарностью «за труды в комиссии по пересмотру программ русского языка и словесности в средних учебных заведениях Министерства народного просвещения». 
Наконец, уже будучи директором, он в качестве одного из петербургских делегатов участвовал в работе Всероссийского съезда преподавателей русского языка, проходившего в Москве. Если к этому добавить явную приверженность молодого славяноведа к либерально- демократическим взглядам, то не покажется неожиданным избрание его в 1905 г. первым председателем созданного тогда «Союза учителей средней школы Петербурга», членами которого стали более 200 педагогов столицы. Вслед за тем эта профессиональная организация разработала программу действий, направленную на решение неотложных задач и нужд школы; её опубликовали в печати в виде «Записки». 
В октябре 1905 г. именно А.Л. Липовский возглавил забастовочный комитет учителей, поддержавших Всероссийскую политическую стачку. Когда педагоги всей России решили создать своё профессиональное объединение, его избрали председателем оргкомитета по подготовке Учредительного съезда Всероссийского союза учителей и деятелей средней школы. Открывая вступительной речью съезд, состоявшийся 9–11 февраля 1906 г. в г. Иматра, Александр Лаврентьевич произнёс перед делегатами от двадцати городов России, в частности, следующие весьма смелые и оказавшиеся пророческими слова: «Старая школа, как и старый режим, осуждены на смерть. Нужна коренная реформа». Заключительная же фраза прозвучала почти как революционный призыв: «Соединяйтесь, педагоги всех средних школ России, и да здравствует новая школа — демократическая, свободная, автономная!» 
Упомянув о важнейших направлениях деятельности А.Л. Липовского, нельзя не сказать и о том, что во время каникул он охотно предпринимал поездки по различным странам, побывал в Польше, Чехии, Германии, Франции, Бельгии, при этом всегда был не просто праздным отдыхающим, а внимательным и пытливым наблюдателем. Свои впечатления от увиденного он аккуратным мелким почерком заносил в записные книжки, две из которых сохранились и представляют немалый интерес даже по прошествии более чем ста лет после их написания. В одно из первых путешествий А.Л. Липовский отправился в конце мая 1893 г., вскоре после сдачи последнего магистерского экзамена. Исходным пунктом этой поездки был Новороссийск, откуда он переехал в Одессу. Этот город путешественник характеризовал так: «Всё пока виденное оставляет хорошую память — образцовая чистота и опрятность, удобные тротуары и мостовая, и главное, всюду зелень!» А вот о Константинополе он пишет совсем по-другому: «Узкие, грязные улицы напоминают азиатский базар, нашу петербургскую Сенную». Почти каждая запись вызывает желание или даёт возможность так или иначе сопоставить далёкое прошлое с настоящим, но это не вполне соответствует основной теме повествования. Отметим только, что маленьким, исписанным карандашом листочкам, автор доверял и попутно возникавшие у него мысли, которые опять-таки не только интересны, но и нередко актуальны. Во время чтения на палубе парохода книги К.М. Базили «Сирия и Палестина под турецким правительством, в историческом и политическом отношениях», он вдруг подумал «о том, что при всём разнообразии условий жизни человека — политическом, религиозном, общественном, одно всюду проявляется в неизменном виде — корысть и честолюбие, и чем пестрее этнографический состав (как Сирия и Палестина), тем эта вражда, взаимная неприязнь, и козни сильнее. Тому ли учил великий проповедник общечеловеческого братолюбия —Христос? И каких бы успехов достигли люди — материальных и духовных — в этой богатейшей стране при условии братолюбия!.. в каком богатстве внутреннего содержания и разнообразии проявился бы гений человечества в его различных разновидностях, с различными способностями, если бы его движение и развитие не были бы останавливаемы и парализуемы взаимной борьбой убийственной?..» 
Побывав во время этого морского путешествия во многих странах Ближнего Востока — Турции, Греции, Сирии, Ливане, посетив древнейший Иерусалим, он на одной из последних страниц делает следующую запись: «Больше уважаешь своё, как насмотришься на чужое». Не здесь ли кроются истоки того патриотического, в самом высоком смысле этого слова, воспитания, которым среди прочего славилась школа К. Мая? Кроме того, молодой педагог отмечает очевидную пользу от знания языков, многими из которых, прежде всего немецким, французским и английским, а также рядом славянских он владел хорошо и даже мог вести разговор в Турции — «знание сартского (тюрко-персидского) языка помогает». Сожалея о непродолжительности знакомства с той или иной страной, он пишет: «…можно ли охватить сущность здешней жизни? Нужно наблюдать человека за работой, в той обстановке, которая специально есть его, а не в кофейнях или ресторанах, куда он приходит уже уставший и откуда уходит навеселе».

Не упускал он и возможности ознакомиться с образовательными учреждениями; иногда они вызывали неожиданные эмоции. Так, увидев детский сад в Одессе, А.Л. Липовский характеризует его как «прекрасное учреждение — игры, гимнастика, ничего подобного в Петербурге нет». Сравнение с Петербургом нередко и вполне естественно, а порой встречаются и лирические строчки: «Тосковал по милым берегам и милым лицам»; и дальше это чувство раскрывается глубоко и несколько неожиданно. «Благодарил судьбу, которая дала мне возможность пойти прямой дорогой, без особой борьбы, к выполнению идеала любви — иметь свою педагогическую деятельность. Семья должна быть выполнением этого идеала. Лучше Юлии едва бы кто мог бы помочь мне в этом». Написавший эту фразу 26 летний магистр имел все основания для такого суждения, ибо был помолвлен с Юлией Александровной Игнатович (1868–1948), выпускницей педагогического отделения Смольного института, «пепиньяркой», как тогда говорили. Свадьба состоялась ранней осенью 24 сентября 1893 г. Вскоре в семье появился первенец, сын Борис, затем ещё три мальчика — Александр, Василий, Михаил и, наконец, дочь Татьяна. Все сыновья получили среднее образование в гимназии К. Мая, однако для учёбы в последнем, выпускном классе они, как дети директора, согласно правилам того времени, переходили в другую школу — в данном случае в Ларинскую гимназию. Их судьбы сложились по-разному. Старший сын Б.А. Липовский (1894–1956) учился в Университете, но, не успев его окончить до начала войны с Германией, оказался в действующей армии. Уже при Советской власти он приобрёл специальность инженера-экономиста. Второй сын, А.А. Липовский (1896–1957), участвовал в Первой мировой войне в качестве санитара; в 1915 г. был награждён солдатским Георгиевским крестом. Всю последующую жизнь он посвятил лечебной деятельности, окончил медицинский факультет Московского университета и стал врачом-терапевтом, последние годы жизни работал психиатром. Жизнь В.А. Липовского (1898–1919) оказалась короткой: он, как и его старшие братья, защищал Отечество и погиб в одном из сражений. Та же участь, только на 25 лет позже, постигла и младшего брата — М.А. Липовский (1899–1944), майор Советской Армии, не дожил до Дня Победы. 

Дочь, Т.А. Липовская (1901–1993), единственная из детей Александра Лаврентьевича унаследовала его профессию. После учёбы в гимназии М.Д. Могилянской она в 1922 г. окончила факультет дошкольного образования Института физического образования им. П.Ф. Лесгафта, а в 1934 г. — аспирантуру при Педагогическом институте им. А.И. Герцена. Всю жизнь она посвятила преподавательской деятельности, учила детей русскому языку и литературе в различных школах города (№№ 220, 34, 17, 247) в Василеостровском и Октябрьском районах. С 1944 г. была директором школы № 28 (впоследствии № 20) на своём родном Васильевском острове. Её труд был отмечен орденами «Знак почёта» и «Трудового Красного Знамени» и многими медалями. Она бережно хранила богатый архив отца, систематизировала и разобрала его, после чего передала в музей истории школы К. Мая. Вспоминая детство, Татьяна Александровна отмечала, «что отец всегда был очень занят, хотя и находил иногда время, чтобы уделить внимание детям». В доме было много книг, и Александр Лаврентьевич старался приучить детей к чтению с самого раннего возраста. В передней их квартиры № 10 в доме № 34 по пятой линии Васильевского острова, напротив кабинета, висел плакат с изречением Н. Буало: «Дом, в котором нет книг, подобен телу, лишённому души». 

Однако можно утверждать без преувеличения, как говорила дочь, что отец больше всего «жил жизнью своей гимназии», заботы о ней отнимали почти всё его время. К тому же надо иметь в виду, что даже получив должность директора школы, он, имея столь большую семью, не мог ограничиться одним местом работы и в разные годы преподавал в Тенишевском училище (Моховая, 33), Павловском институте (Знаменская (современная ул. Восстания.), 8), Павловском военном училище, в основанной при его поддержке в 1907 г. Василеостровской новой школе, ставшей позднее гимназией М.Д. Могилянской (4 линия, 43). Таким образом, убедившись, сколь разносторонне одарённым, плодотворным и преданным педагогическому поприщу человеком был Александр Лаврентьевич Липовский, можно понять обоснованность выбора его на пост руководителя школы. Несмотря на серьёзные успехи, достигнутые школой за первые полвека её существования, развитие педагогической мысли и меняющиеся требования окружающей жизни вызвали у молодого, но вдумчивого директора стремление к пересмотру сложившегося учебно-воспитательного процесса и его организационных условий. 

Прежде всего, более чётко, чем раньше, было определено, что главное руководство школой осуществляет педагогический совет, членами которого, помимо директора, являются все преподаватели обязательных предметов и врач. В 1906 г. педсовет состоял из 38 человек при 317 учащихся. Спустя восемь лет численный состав педсовета почти не изменился (39 человек), в то время как контингент учащихся увеличился до 513 человек. Ежегодно педсовет проводил 25–27 заседаний, на которых рассматривались различные вопросы, связанные с учебно-воспитательным процессом. Именно при А.Л.Липовском школа К.Мая достигла своего истинного расцвета. Даже после национализации школы в 1918г., уже в новых социальных условиях, школа старалась сохранить свои педагогические традиции. Однако, «майский дух» школы был не совместим с требованиями нового руководство народного образования и в 1920 году А.Л.Липовский был освобожден от должности директора школы. После В 1924 г., по ходатайству Педагогического института дошкольного образования, где он состоял профессором с 1918 г., ему была назначена персональная пенсия. 

До последних дней жизни, несмотря на тяжёлую болезнь, приковавшую его к постели в 1934 г., Александр Лаврентьевич в меру сил активно участвовал в педагогической жизни города, часто в домашних условиях проводил консультации для молодых учителей. 

В самую суровую блокадную зиму, 11 января 1942 г. А.Л. Липовский скончался и был похоронен на военной площадке Смоленского кладбища, на берегу реки Смоленки; могила его сохранилась. 

Материал информационной странички сайта полностью основан на книге:Н.В.Благово. Школа на Васильевском острове. Ч.2.СПб., Наука, 2009  


Информационную страницу сайта подготовил М.Т. Валиев 

Дополнительные материалы:


Фотолетопись:



























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей
Главная        История        Персоны        Фотолетопись        Публикации        Музей        Гостевая книга        Контакты